Русская диаспора в финском Виипури (1917 – 1939 гг.)

 

К моменту провозглашения Финляндией независимости в декабре 1917 года на ее территории оказались три категории русских:

немногочисленные  постоянные жители Суоми, проживавшие на территории Финляндии c 18 века, купцы и ремесленники, священники и медицинский персонал лазаретов гарнизонов русских войск,

бывшие крепостные и их потомки,— купцы и фабриканты, военные, рабочие и прислуга, работники разных профессий, а также присылаемые из Петербурга чиновники,

«дачники» или летние жители, т. е. петербуржцы, у которых были дачи на Карельском перешейке.

Революция и гражданская война в России и Финляндии подняли вторую, наиболее крупную волну переселенцев, бежавших из России.  К лету 1917 года количество русских увеличилось до 200 тысяч, включая 125-тысячный состав армейских частей, дислоцированных в Финляндии. В последующие годы число русских увеличилось на несколько тысяч за счет потока беженцев из России, в том числе за счет  бежавших матросов в 1921 году после Кронштадтского мятежа («кронштадтские беженцы»).   С 1917 по 1921  года их  официально именовали беженцами, а с 1922 года - эмигрантами, открыто выступающими против большевиков. Большинство политэмигрантов осело в  Выборге, Хельсинки и Турку.

Подобная картина наблюдалась и в Выборге, признанном культурном центре, вторым по величине и значимости городе Финляндии. Изначально в Выборге обосновалась небольшая группа русских переселенцев первой волны 1809-1917 года. В основном, это были  крепостные крестьяне,  приехавшие вслед за своими хозяевами. Значительной частью переселенцев были купцы,  чиновники,  военные, православные священники. Именно в г. Выборге наблюдалась наибольшая концентрация русских в дореволюционной Финляндии — 6,5 % населения города (или 60 % всех русских  Финляндии). После 1917 года в  Выборг поступали беженцы из близлежащего Петербурга. Положение беженцев  с самого начала процесса  было крайне сложным как во всей Финляндии, так и в Выборге, Выборг  с его многоязычным населением оставался интернациональным городом, что  облегчало адаптацию  беженцев. Среди русских эмигрантов бытовало такое мнение, что Выборг хранит в своих старых стенах русскую душу.

Беженцы из большевистской России попали в жерло гражданской войны в Финляндии, в которой наряду с междоусобными разборками  насаждалась ненависть к русским, вплоть до физического уничтожения.  Люди  прибывали  без каких-либо средств к существованию. Многим  приходилось распродавать свое   имущество. Большинство  из новоприбывших не думали оставаться надолго, полагая, что большевиков вскоре изгонят и они вернутся домой. Русские беженцы стали в тягость.

Раяйоки. Начало ноября 1918 года. Первые беженцы из России в Финляндию.

У финнов появилась боязнь, что с беженцами в страну проникнут большевистские элементы и сторонники монархии.  Одна из газет Финляндии, выражающая мнение широких и правящих слоев финского общества, писала 28 декабря 1918 г.: «Наша страна по своему политическому и экономическому положению не может быть рассматриваема как убежище для всех, желающих покинуть Россию. Не может быть и вопроса о том, чтобы прямые враги нашего общества и свободы получали здесь защиту и кров». С окончанием гражданской войны физическое уничтожение русских в Финляндии прекратилось, но желание финского правительства избавиться от русского населения и беженцев никуда не исчезло. Т ем не менее финны,  предоставили российским беженцам возможность попасть в страну. Обосновывалось это соображениями формирования благоприятного международного имиджа Финляндии. Антирусская компания проводилась в финской прессе, где зачастую даже звучали призывы к уничтожению русских. В условиях тяжелого послевоенного положения страны и трудностей с продовольствием и жильем финны с большим беспокойством относились к беженцам, которые, по их мнению, лишь усугубляли  экономическую ситуацию в Финляндии. Опасались финны и за свои рабочие места. И в  1920-х годах в Финляндии действительно существовало довольно серьезная проблема этнической нетерпимости в отношении русских, которая не только сломала судьбы сотен оказавшихся в Финляндии бывших российских подданных, но и создавала напряженность в советско-финских отношениях.

Когда  в  1921 году в Финляндию эвакуировались участники Кронштадтского восстания,  финская пресса резко выступила против размещения беженцев в сельской местности, опасаясь, что русские смешаются с местным финским населением. В результате кронштадтцы были размещены в нескольких лагерях вблизи Выборга с весьма строгими условиями содержания. В объятом революцией и трагическими событиями гражданской войны Выборге отношение  к беженцам в основном было негативное: финны к ним отнеслись настороженно. Что же касается  отношения к беженцам русских старожилов, то далеко не все испытывали симпатии к вновь прибывшим из России: слишком разные у них были интересы и цели. Для оседлых русских торговцев и предпринимателей, которые успешно вели свои дела, также наступили не лучшие времена. Число их клиентов с выездами бывших российских подданных из Финляндии, резко сократилось, традиционные торговые связи с Петроградом оборвались. Некоторые из прежде процветавших купцов разорились и лишились своей собственности. Они не видели для себя пользы и  в политической активности беженцев.  И, тем не менее, беженцам оказывалась благотворительная помощь, как со стороны государства, частных организаций, так и отдельных людей, как финнов, так и русских.  Ситуация диктовала необходимость создания объединений, которые могли бы оказывать выходцам из России не только материальную и правовую, но и моральную поддержку, выполнить функции объединяющих центров, очагов русской культурной жизни. Русских беженцев, несмотря на сложившуюся жизнь, занимали не только материальные проблемы: люди образованные, они стремились к духовно насыщенной жизни.

Уже в октябре 1918 г. в Выборге был образован «Особый комитет по делам русских в Финляндии», ставший связующим звеном между русскими беженцами и официальными властями страны. Он занимался организацией социальной помощи и оказанием консульских услуг. Из оседлых русских и эмигрантов возникла русская диаспора в Финляндии, значительная часть которой обосновалась в Выборге. Были образованы различные общества и кружки, В 1918 году была основана «Русская колония в Финляндии», которое  действовало на протяжении всего межвоенного периода. Целью общества было «объединение проживающих в Финляндии русских эмигрантов и лиц русской национальности на началах культурных, национальных и экономических». Его более конкретные задачи заключались в следующем: «Организация всяких видов материальной взаимопомощи и содействие возникновению профессиональных, спортивных и др. объединений; создание и поддержка различных культурно‐просветительских начинаний  помощь благотворительная, правовая сближение с финляндским народом путем взаимного изучения культуры и общих интересов. Русские выборжане активно участвовали в деятельности общества. Коллективным членом «Русской колонии» было Выборгское педагогическое общество. В конце того же года возник также «Временный комитет по защите интересов российских граждан, находящихся в Финляндии». Основной целью этого комитета была забота об имуществе российских граждан, в том числе тех, чья собственность оказалась без присмотра. «Старые русские» старались  беженцам помочь в рамках благотворительной деятельности  через организованное «Русское благотворительное общество» которое являлось выборгским отделом   Гельсинфоргского. Члены общества оказывали помощь эмигрантам, укрепляли позиции укоренения и развития русской культуры в Финляндии. Русская диаспора в Выборге с 1918 года  давала благотворительные концерты, спектакли в пользу детского приюта Выборгского благотворительного  общества.

Большую роль в оказании помощи русским эмигрантам играло Объединение земских и городских деятелей «Земгор», основанное еще до революции 1917 года. «Земгором» было открыто бюро по трудоустройству в Выборге, организована продажа изделий, изготовленных эмигрантами, выдавались стипендии учащимся, поддерживались школы и приюты, в течение некоторого времени поддерживалась издательская деятельность. Для оказания международной помощи беженцам в Выборге была образована «Комиссия по продовольственным запасам Американского Красного Креста». В апреле 1922 г. на базе комиссии был организован «Государственный центр помощи беженцам».

Адаптация выходцев из России в Финляндии, их интеграция в местную жизнь проходили с немалым трудом. Немногим эмигрантам удавалось получить работу в соответствии с их профессиональной подготовкой. Существенную помощь и поддержку оказывали вновь прибывшим оседлые  купцы и предприниматели, которые еще в 19 веке  организовались в «Выборгское купеческое общество». Русская купеческая среда в Выборге отличалась благотворительностью, которая не прекращалась и после революции, и в 20-30-е годы. Деятельность общества имела аполитичный характер. Помимо заботы о профессиональных интересах своих членов, общество вносило свой вклад в поддержание культурной жизни русской эмиграции. Важную роль в трудоустройстве беженцев играли фирмы, которые были основаны русскими или связаны своим происхождением с Россией. В Выборге такими предприятиями были концерн Ф. И. Сергеева, состоявший из табачной фабрики, пивоваренного завода, текстильной и колониальной торговли; лесопромышленный завод Жаворонковых; конфетные фабрики Кулаковых и Васильевых «Койтто»; огородное дело Пековых и Наумовых, фирмы Маркеловых; Никитиных, Храбровых, Пименовых. Русских также принимали на работу на лесопильню Векрот‐Ниеми.

Одним из самых крупных и наиболее известных благотворителей  был Федор Иванович Сергеев.  Он  обеспечивал работой  на Карельском перешейке   половину всех русских.  Сергеев основал в Выборге табачную фабрику,  выкупил  и модернизировал пивоваренный завод, владел также мыловаренными заводами. Федор Иванович Сергеев, коммерции советник, член городского муниципалитета, был почетным членом Выборгского отдела «Русского благотворительного общества в Финляндии». Человек очень деловой и успешный в бизнесе, он прославился своим безграничным милосердием.  Федор Иванович выделял огромные денежные средства различным учреждениям, обществам, частным лицам. Обладая огромным состоянием, он имел более ценные качества  – чувство   сострадания к людям и любви к родному городу.  Он придавал огромное значение организации русского образования в Выборге,  был членом дирекции выборгских начальных училищ и многих других комитетов и комиссий. На его пожертвования, главным образом существовал  Выборгский Русский реальный лицей и местная народная школа; полмиллиона марок выделил он и в фонд основания высшей школы в Выборге, кроме того, он оплачивал обучение неимущих учеников, семьи которых не имели возможности платить за образование. Особенно неоценимой его помощь была в годы гражданской войны в Финляндии, когда субсидии от государства в образование поступали крайне неравномерно и преподаватели не могли себе позволить заниматься с учениками бесплатно, так как зарплата учителей  оставляла желать лучшего. Среди населения увеличилось число неимущих. Русские школы закрывались, преподавание на русском языке не велось. Школы существовали только благодаря его поддержке, он вносил плату за отопление, учебники и пр. Как человек православный, Ф.И. Сергеев много средств передавал церквям. На его  пожертвования  была построена Церковь Всех Святых  на Ристимякском приходском кладбище. Он оказывал помощь русским семьям, отдельным людям, Не оставались без поддержки спортивные общества, любители драматического искусства и просто попавшие в беду люди. Федор Иванович был дружен с творческой интеллигенцией и, конечно же, оказывал помощь людям искусства. В частности, он дружил и всячески помогал  Илье Ефимовичу Репину и его сыну Юрию, русским художникам, находящимся в эмиграции, словом, он помогал всем и всегда.

Фёдор Иванович Сергеев,  выборгский купец, предприниматель, известный благотворитель

Александр Васильевич Жаворонков коммерции советник продолжил благотворительные традиции русского купечества: был членом Выборгского отдела «Русского благотворительного общества», состоял в «Попечительском Комитете о русских бедных», был выбран вместе с женой Ольгой Васильевной в Церковный совет. Ольга Васильевна  возглавляла Русский Дамский кружок, который, как и Комитет был создан приходом Спасо-Преображенского собора. Супруги Жаворонковы оказывали неоценимую помощь и защиту   русским жителям Выборга в трагические годы гражданской войны в Финляндии, возглавив Русскую комиссию «для оказания всестороннего содействия и защиты проживающим в Выборге русских, главы которых пали жертвами гражданской войны в Финляндии, для устройства их дел и возможной их эвакуации».

Ольга Васильевна Жаворонкова, благотворительница, председатель Русского Дамского кружка при Спасо-Преображенском соборе.

Среди членов комиссии были коммерции советник Ф. И. Сергеев, его зять полковник В.В. Уперов, купец П.Д. Маркелов. «Русское купеческое общество» также  устраивало благотворительные концерты  с участием Фриды Сергеефф,  невестки Ф.И. Сергеева. Ставились и с успехом проходили оперы, театральные спектакли, концерты русской, финской музыки. Средства, вырученные от балов, вечеров и концертов распределялись в помощь детям беженцев,  малоимущим и для поддержки эмигрантов из России. Среди организаторов и участников благотворительных мероприятий  встречались знакомые имена Ф.И. Сергеева, его сыновей, Юрия Репина, О.В. Жаворонковой.

В Выборге при православном приходе  существовало «Выборгское культурно-просветительское общество». В правление общества входил бывший военный прокурор генерал С.Ц.Добровольский – видный общественных деятелей «беженского призыва».  Он был известен  в   Выборге  и Гельсингфорсе как талантливый лектор. Уже в мае 1921 г. он вошел в инициативную группу «Союза трудовой интеллигенции Выборгской губернии», ставившую цель «объединить беженцев для трудовой взаимопомощи, чтобы общими усилиями дать возможность каждому найти работу». Он же был секретарем существовавшего в 1923 г. Комитета  русских  организаций в Финляндии по оказанию помощи голодающим в России.

Сформировавшаяся русская диаспора Выборга стала   центром культурной жизни. После революции и в начале 20-х годов Выборг опережал Хельсинки  по наличию талантов . В городском театре в 20-е годы были поставлены с оперы «Пиковая дама» и «Евгений Онегин». Здесь выступали все знаменитости  русской  Финляндии: мастера балетной сцены и вокального искусства А.Сакселин, М.Пайшева, Г.Ге, О.Сальми,  Н.Бегичев, Е.Никитина, Л.Нифонтова, Б.Левицкий...  Русская диаспора нуждалась в своем печатном органе, и вскоре он появился  в марте 1918 году начала выходить газета «Голос русской колонии». И в 30-е годы  как общественная,  так и культурная жизнь  в   Выборге   была не менее насыщена,  чем в Хельсинки. Парижская газета «Возрождение» писала о русской культурной деятельности в Выборге: «Достойно внимания и поощрения упорство, с которым организаторы стараются поддержать культурную жизнь.» Неизменную популярность  в   Выборге  и Гельсингфорсе имела местная певица, «выборгский соловей» Фрида Сергеева, отметившая в 1936 г. 25-летие своей артистической карьеры. В отличие от 20-х годов   Выборг становится  центром русского печатного слова. В 1933 г. в городе начал выходить литературно-общественный ежемесячник «Журнал Содружества». Выборгский журнал вначале ставил скромные задачи: «...поддерживать и защищать  русскую  школу».

Редакция подчеркивала, что «Журнал Содружества» – «вне всякой политики, группирует вокруг себя  русских  людей, не желающих забыть родной язык и родную русскую  культуру, забыть, что они  русские». Основателем нового журнала стало Содружество бывших учащихся Выборгского  Русского  реального лицея.  Ответственным редактором его стал  инженер-механик Ф.В.Уперов, затем – его брат Игорь Уперов. Эта фамилия была известна  в   Выборге. Их отца полковника В.В.Уперова, зятя коммерции советника Ф.И.Сергеева, знали как одного из самых активных и уважаемых общественных деятелей. Идея создания подобного журнала принадлежала именно ему.

Полковник русской армии Василий Васильевич Уперов

В числе сотрудников журнала были  архитектор А.Ф.Аленев, профессор П.В.Акимов, профессор А.Д.Руднев, директор лицея В.И.Рейхерт, педагог  И.М.Карпинский, ученый-лесовод А.В.Сапожников, художник С.С.Добровольский. Среди русских литераторов, живших в Финляндии и печатавшихся в Журнале Содружества,  одним из наиболее одаренных участников была Вера Сергеевна Булич. Оригинальный и самобытный поэт, Булич постоянно выступала на страницах выборгского ежемесячника. Осенью 1918 г. Вера Булич покинула Петроград и поселилась с матерью, старшей сестрой и двумя братьями на даче в Куолемаярви (Красная Долина) на Карельском перешейке. В 1924 году она получила место в Славянском отделе библиотеки Хельсинкского университета и проработала там более 20 лет.

Известным сотрудником журнала  был Северин Добровольский, сын генерала С.Ц.Добровольского. Он почти три года являлся представителем «Журнала Содружества» в Гельсингфорсе. В течение трех лет список зарубежных авторов выборгского издания вырос заметно. В нем печатались парижане – Константин Бальмонт, Ант. Ладинский, Юрий Терапиано, София Прегель, Юрий Мандельштам; Илья Голенищев-Кутузов, Зинаида Шаховская. Сотрудничал в журнале  В.Семенов-Тян-Шанский, сын знаменитого русского географа. В последние три года на страницах ежемесячника практически не появлялись статьи о жизни в Советском Союзе, журнал приобрел черты чисто художественно-литературного издания. С января 1937 г. к выпуску ежемесячника подключилось Выборгское культурно-просветительное общество, ставшее с декабря того же года единственным его издателем. Выходил  в   Выборге  в 1933–1935 гг. и журнал «Клич». Он заявил о себе как об «органе национального освобождения под флагом национальной диктатуры» и призвал «к единению для активной борьбы с коммунизмом». «Клич» открыто выступал в поддержку фашизма.

Нельзя не сказать, что в 30-е. годы фашизм частью эмиграции рассматривался как «единственная и последняя страховка от коммунизма».  «Журнал Содружества» также уделил внимание новому изданию. Под давлением СССР финские власти в 1935 г. запретили «Клич», выпуск журнала был продолжен в Бельгии.

Уже в 20-е годы внутри русской диаспоры проявились противоречия. Не всех устраивало руководство «Русской колонии». Деятельность двух объединений – «Русского купеческого общества» и «Русской колонии» – протекала параллельно: каждое имело свою библиотеку, свое клубное помещение, свой ресторан. Отличало их то, что первое основали «старые» русские, во второе же входили в основном представители беженского сообщества, и оно объединяло разные по направленности работы организации. Купеческое общество сторонилось политики, руководство же «Русской колонии» не скрывало своей антибольшевистской позиции. В 30‐е годы  в Финляндии и в Выборге действовало значительное количество русских организаций: продолжали функционировать ранее созданные,  создавались новые.  Более активно проявляло себя в 30-е годы беженское объединение, что объясняется «молодостью» этой части диаспоры. Работа Русского купеческого общества постепенно свертывалась, в начале 1938 г. Как и во всем зарубежье, русское население в Финляндии в целом и политическая эмиграция в частности не отличались единством рядов. В 30-е годы вступало в жизнь поколение,  выросшее в диаспоре. Для выборгской молодежи остро вставал вопрос дальнейшей жизни. Начался отток молодежи и творческой интеллигенции из  Выборга в Гельсингфорс на заработки, но тем не менее Выборг оставался средоточием как  русского  предпринимательства, так и культурной жизни  диаспоры. Именно в это время  появляется символика Града Китежа как образа навеки исчезнувшей России:

Россия,  Россия-наш Китеж-град

Сокрывшийся в глуби подводной

Над нею года неизбывных утрат

Сомкнулись водою холодной

писала поэтесса Вера Булич, одна из ярких представителей русской диаспоры.

Русскую   диаспору представляли различные слои русского общества, от дворян до крестьян и путь их в эмиграцию был неоднозначен,  подчас трагичен. В числе  эмигрантов второй волны оказалась бывшая фрейлина императрицы Александры Анны Александровна Вырубова и её мать Надежда Илларионовна Танеева, бежавших  из Петрограда  в Финляндию в декабре 1920 года.  В Выборге несчастные женщины оказались в 1925 году. Жизнь в Финляндии была безопасной, но сопровождалась  как материальными и физическими трудностями, так и внутренними переживаниями. Другая культура, другой язык, жизнь с чужими людьми, представление которых о ней сложились на основании газетной информации. Со стороны соотечественников она испытывает отчуждение, презрение. К  отчуждению добавлялись материальные лишения, доходящие до бедности. О ней и в Финляндии знали многие. Неудивительно, что в Выборге местное общество разделилось по отношению к ней на два лагеря. Одни ее уважали, другие плевались при одном упоминании ее имени. Круг людей, с которыми встречались Вырубова и ее мать, был ограничен немногими семьями. Чтобы меньше видеть злопыхателей, в баню и на службу в Преображенский собор ходили тайком. Газет и журналов не читали, знакомясь лишь с православной литературой. В апреле 1926 года в Выборге появился недавно вышедший номер советского журнала «Прожектор» с некрологом о почившей в Финляндии А. А. Вырубовой. Под портретом Анны было написано: «На снимке портрет скончавшейся Анны Вырубовой, личного друга Александры Федоровны, одной из самых ярых поклонниц Григория Распутина». Русская колония Выборга долго смеялась над этим некрологом.

Сразу же после побега из России, она начинает писать первую книгу своих воспоминаний, чтобы рассказать о действительном положении событий того времени, для примирения народа с Царём, как об этом просил её М. Горький, о себе.

Воспоминания вышли в 1923 году на финском, шведском и английском языках. В Финляндии книга вышла под названием «Воспоминания о русском Дворе и революции», в России – «Страницы моей жизни». Доход от её продажи давал средства к существованию Анны Александровны с матерью на некоторое время. В Выборге Анна вместе с мамой Надеждой Илларионовной проживали в двух разных, находившихся рядом, квартирах знаменитого дома «Эден» (Linnankatu, ныне Крепостная, 32) затем после смети мамы,,  последовавшей в 1936 году, переехала на Садовую, 6. (Pantsarlahdenkatu 6) в более дешевую квартиру  и проживала  там до эвакуации из Выборга в 1939 году.

Дом «Эден», в котором проживали Анна Вырубова и Надежда Танеева

В жизни русской диаспоры в Выборге просматривалась определенная закономерность. С одной стороны, выходцы из России стремились привыкнуть  к новым условиям существования, интегрироваться в жизнь финляндского общества. С другой стороны, они старались избежать полного растворения в финском обществе и сохранить свои национальные черты, духовность: культуру.  Русское меньшинство в Финляндии стремилось противостоять денационализации и способствовать сохранению русского языка и культуры. «Быть русским за пределами России гораздо труднее и ответственнее, чем быть русским в России». Быть русским «в рассеянии» - это значит усваивать все ценности и достижения мировой культуры и цивилизации и, однако, не растворяться в них, не распылять свою русскую душу» - основные заповеди редакции «Журнала Содружества», отражающего идеи русской диаспоры в Выборге.

 Заканчивалась предвоенная эпоха, чувствовалось приближение катастрофы. 30 ноября вспыхнула Зимняя война. И опять из Выборга в срочном порядке эвакуируются люди, очаги русской культуры, но это уже другая не менее трагическая история. Заканчивалась предвоенная эпоха, чувствовалось приближение катастрофы.

 

Коробова Тамара Алексеевна,

краевед