Финские реалии в биографии поэта-футуриста Владимира Маяковского

Финские реалии в биографии  поэта-футуриста Владимира Маяковского

 

Владимир Маяковский оказал большое влияние не только на русскую, но и на мировую поэзию, внес немалый вклад в детскую поэзию. Владимир Владимирович  находился в постоянном поиске новых литературных форм, он ощущал себя «заводом, вырабатывающим счастье». 

В.Маяковский вошёл в литературу как участник группы поэтов - футуристов. В самом названии этого течения выражено стремление к новизне.

«Великая ломка, начатая нами во всех областях красоты во имя искусства будущего - искусства футуристов», - не остановится, да и не может остановиться», - так писал поэт в самом начале своего творческого пути.

 

Владимир Владимирович создал свою систему стихосложения - в литературную науку вошло словосочетание «стих Маяковского» со специфическим графическим оформлением в виде лесенки.

Маяковский вместе с Д.и Н.Бурлюками, В.Каменским, В.Хлебниковым, А.Крученых и другими поэтами - футуристами много ездил по России с выступлениями, которые нередко заканчивались шумными скандалами, вполне устраивавшими молодых и весёлых поэтов.

В 1913 году неизменной частью облика Владимира Владимировича стала знаменитая желтая кофта, сшитая сестрой из дешевого кашемира, который обычно шел на флаги. Не смотря на то, что использовалась она как средство издевательства над самодовольной буржуазной публикой, причина ее появления была банальна- отсутствие денег на  приличный костюм.

Конечно же, футуризм интересовал и известного критика К.И. Чуковского, отношение которого к футуристам было сложное: он ненавидел их проповедь, но любил их самих, их таланты. Из всех футуристов, Корней Иванович выделял Владимира Маяковского, он сразу же, почувствовал его огромный талант. Именно Корней Иванович Чуковский пригласил Маяковского в Куоккалу.

В автобиографии «Я сам» поэт отметил свой отъезд в Куоккалу в мае 1915 года. В главке «Куоккала» он шутливо уточнял:

 «Выиграл 65 рублей. Уехал в Финляндию. Куоккала. Семизнакомая система (семипольная). Установил семь обедающих знакомств.

В воскресенье «ем» Чуковского, понедельник — Евреинова и т. д. В четверг было хуже — ем репинские травки. Для футуриста ростом в сажень — это не дело.

Вечера шатаюсь пляжем. Пишу «Облако».

Здесь Маяковский допустил две неточности, о которых  впоследствии говорил ему  Корней Чуковский, и он обещал их исправить. Во-первых, приемные дни в Пе­натах у Репина были не четверги, а среды, а во-вторых, он «ел»  у Чуковских не толь­ко по воскресеньям. В то время ему было двадцать три года, и аппетит у него был колоссальный.

В Куоккале Маяковский  жил то у Чуковских, то у Ивана Пуни, то в гостинице Трубе возле станции.

Молодой поэт  посещал окрестные дома, пользуясь гостеприимством известного театрального режиссера Николая Евреинова, художников Ивана Пуни и Ксении Богуславской, Николая Кульбина, Бориса Григорьева и, наконец, Ильи Репина, ставшего под влиянием своей второй жены, писательницы Наталии Нордман-Северовой, вегетарианцем.

Здесь в Куоккале Маяковский продолжил сочинять поэму « Тринадцатый апостол»-  таково  было первоначальное название поэмы, известной нам как «Облако в штанах».

По Евангелию, у Христа было двенадцать учеников – апостолов, проповедников веры. Маяковский объявляет себя тринадцатым апостолом, возвещающим миру новую правду, пересматривающую сложившиеся представления о добре и зле.

Название «Облако в штанах» осенило его в поезде, по дороге из Саратова в Москву. Он ухаживал за попутчицей и, уверяя девушку в своей полной к ней лояльности, сказал, что будет нежным, как облако в штанах. Неожиданно найденная метафора поразила его самого, стало жаль, что такая находка разойдется изустно. Весь оставшийся путь Маяковский осторожными наводящими вопросами выяснял у девушки, не запомнила ли она его остроту. К счастью, метафора была девушкой мгновенно забыта — и стала названием поэмы.

Не менее пяти часов в день Маяковский вышагивал вдоль побережья Финского залива, сочиняя свою поэму. Иногда он останавливался, закуривал папиросу, иногда пускался вскачь, с камня на камень, но чаще всего шагал, как лунатик, неторопливой походкой, широко расставляя огромные ноги в "американских" ботинках и ни на миг не переставая вести сам с собою сосредоточенный и тихий разговор.

Сын Корнея Ивановича, Николай  Чуковский пишет об этом в своих воспоминаниях:

«Облако в штанах» он писал, живя у нас. То есть не писал, а сочинял, шагая. Я видел это много раз. Записывал же значительно позже.

Наш участок граничил с морским пляжем. Если выйти из нашей калитки на пляж и пойти по берегу моря направо, то окажешься возле довольно крутого откоса, сложенного из крупных, грубо отесанных серых камней, скрепленных железными брусьями. Это массивное сооружение носило в то время название «Бартнеровской стены», потому что принадлежало домовладельцу Бартнеру, не желавшему, чтобы море во время осенних бурь размыло его землю.

Вот там, на Бартнеровской стене, и была создана поэма «Облако в штанах». Маяковский уходил на Бартнеровскую стену каждое утро после завтрака».

Ежедневно он исхаживал по  берегу моря 12-15 километров. Подошвы его стерлись от камня, нанковый синий костюм от морского ветра и солнца  уже стал голубым, а он все не прекращал своей безумной ходьбы.

Каждый день к этому отрывку прирастали новые строки, и Владимир Владимирович с удовольствием читал Чуковскому и другим жителям Куоккалы разрастающуюся поэму.

Иногда какая-нибудь строчка отнимала у него весь день, и к вечеру он браковал ее, чтобы завтра "выхаживать" новую. Записывал он большей частью на папиросных коробках: тетрадок и блокнотов у него в то время еще не было. Молодой поэт обладал феноменальной памятью, он мог декламировать наизусть не только свои,  но и чужие стихи.

 Именно здесь  в Куоккале особенно сблизились  критик К.И. Чуковский и молодой поэт Владимир Маяковский. В Чуковском Владимир Владимирович встретил не только чуткого ко всему критика, поверившего в его талант, но и  дружески расположенного человека.

В мемуарах Софьи Богданович Маяковский, одетый «много лучше Чуковского», «серьезный человек с красивым и печальным лицом», пришел вместе с Чуковским в гости к Татьяне Богданович и сидит, молча на крылечке.

 Невозможно не говорить о том, как Владимир Маяковский читал стихи. В любой обстановке, в любой аудитории и компании он был центром внимания. Сильное впечатление производил  и его громкий голос, его размашистые, резкие движения,  презрительный взгляд, громоздкость походки и  высокий рост – все это создавало  определенный образ, который не мог не завораживать.

Маяковский сознательно совершенствовал топорность своих жестов, громоздкость походки, презрительность и сухость складок у губ. К этому выражению недружелюбности он любил прибавлять надменные, колкие вспышки глаз, и это проявлялось особенно сильно, когда он, с самодовольным видом, подымался на эстраду для чтения  своих стихов или для произнесения речей, всегда настолько вызывающих, что они непременно сопровождались шумными протестами и восторженными возгласами публики.

 Деньги имеют обыкновение истощаться, чтобы  их заработать Владимир Владимирович стал сотрудничать с  журналом «Новый  Сатирикон».

Об этом он упоминает в своем автобиографическом очерке «Я сам»:

«65 рублей прошли легко и без боли. «В рассуждении чего б покушать» стал писать в «Новом сатириконе».

Работа в « Новом Сатириконе» не только открыла ему путь к более широкой аудитории, но и во многом предопределила процесс его литературного развития. Сотрудничал с журналом он около двух лет. В 1915 году были напечатаны стихотворения «Судья», «Ученый», « Военно-морская любовь» « Гимн здоровью», «Гимн критику», « Вот так я сделался собакой» и многие другие.

В поэтическом даре Маяковского всегда была очень сильна лирическая струя. В способности дарить любовь, ничего не желая взамен, и заключается, по В.Маяковскому, секрет ее неизменности и вечности.

Знаменитый живописец Илья Ефимович Репин был ближайшим соседом Чуковского в Куоккале. Его дача с мастерской и домашним театром называлась « Пенаты». Репин с огненной ненавистью относился к той группе художников, которую называл "футурней".

Зная, каково было отношение  Ильи Ефимовича  к  футуристам, Чуковский опасался их встречи. В одно из воскресений, когда Маяковский   читал на террасе дома Чуковских стихи, неожиданно пришел  И.Е.Репин, который тут же пригласил поэта в «Пенаты», чтобы написать его портрет.

Когда  Маяковский появился в «Пенатах», Репин  продолжал говорить  с ним о том, чтобы он позировал ему.  Владимир Маяковский же тут же нарисовал несколько карикатурных набросков самого Репина.

 

В.В. Маяковский  Портрет-шарж  И.Е. Репин ,1915 г.

Владимир Владимирович известен в первую очередь как автор хлестких, остроумных стихов. А ведь он был и на редкость одаренным художником!

Как художник Маяковский проявил себя в разных областях: графика, плакат, лубок, театральная декорация, книжная иллюстрация.  Потребность рисовать поэт ощущал так сильно, что, когда не было ничего под рукой, макал в чернила или тушь окурки, использовал обгорелые спички.

В Куоккале  Владимир Маяковский  рисовал без конца, свободно и легко - за обедом, за ужином, по три, по четыре рисунка - и сейчас же раздавал их окружающим.

Владимир Маяковский был, пожалуй, самым азартным поэтом. Он мог поспорить на количество бородачей, встреченных за день, номер трамвая, обожал тир и лотереи. Однако любой проигрыш поэт воспринимал, как трагедию. Играя в азартные игры, Маяковский придумывал новые строки стиха, которые тут же записывал на папиросной коробке.

Писатель Максим Горький тоже проявлял интерес к футуристам, особенно к Владимиру Маяковскому.  Сохранилась открытка Максима Горького Маяковскому от 3 июля 1915 года: « Буду рад видеть Вас. Если можно, приезжайте к часу, к завтраку».  Владимир Владимирович принял приглашение, и отправился на дачу к Горькому  в  Мустамяки. 

Дача Горького находилась в семи с половиной километрах от железнодорожной станции. Владимир Владимирович не располагал средствами на извозчика, и все это расстояние,

он прошел пешком.

 Поэт привез на суд Горького свои поэмы «Облако в Штанах» и «Флейта-позвоночник», читал лирические стихи. В своем автобиографическом очерке «Я  сам» Маяковский пишет об этой поездке к Горькому:

«Поехал в Мустамяки. М. Горький. Читал ему части «Облака». Расчувствовавшийся Горький обплакал мне весь жилет. Расстроил стихами. Я чуть загордился. Скоро выяснилось, что Горький рыдает на каждом поэтическом жилете. Все же жилет храню. Могу кому-нибудь уступить для провинциального музея».

В июле 1915 года состоялось еще одно событие – выступление Маяковского на  «Белом вечере» с чтением стихотворений «Послушайте!» и «Вот так я сделался собакой».

Во второй половине июля 1915 года поэма «Облако в штанах» была закончена. Поэма состояла из небольшого вступления и «четырех криков четырех частей»- «Долой вашу любовь», «долой ваше искусство», «долой ваш строй», «долой вашу религию».

Маяковский  едет в Петроград, тщетно ищет издателя.  

 Последний раз Маяковский посещает Куоккалу зимой 1915 году, приехав с писателем Аркадием Аверченко к К.И. Чуковскому. Все трое   посетили репинские « Пенаты».

После этого, Маяковский никогда не возвращался в Куоккалу, он уже отошел от футуризма, и ступил на стезю первого поэта новой страны.

 

Список использованных источников:

1.   Терёхина, Вера Николаевна. Вокруг Куоккалы [Текст] / В. Терёхина ; сост. и ред. Л. Коль. - Helsinki : Yliopistopaino, 2009. - с. 8-17.

2.    Чуковский, К. Современники. / К. Чуковский. - [Б. м. : б. и.], 1962.- с.321-342.

3.    Степанов, Георгий Георгиевич. День из жизни писателя  / Г. Г. Степанов. - [Б. м. : б. и.], 1987. –с.234-253.

4.    Чуковская, Лидия Корнеевна (русский поэт, прозаик, критик ; 1907-1996). Памяти детства [Текст] / Л. К. Чуковская. - М. : АСТ, 2014. -  с.143-145.

5.    Волков-Ланнит, Леонид Филиппович. Вижу Маяковского [Текст] / Л. Ф. Волков-Ланнит. - [Б. м. : б. и.], 1981. –с.64-67.

6.    Воспоминания о Корнее Чуковском [Текст] . - [Б. м. : б. и.], 1977. –с.40-47.

7.    Чуковский, Николай Корнеевич. Литературные воспоминания [Текст] / Н. К. Чуковский. - [Б. м. : б. и.], 1989. –с.19-26.

8.    Катанян, В. Маяковский. Литературная хроника [Текст] / В. Катанян. - [Б. м. : б. и.], 1956. –с.78-81.

9.    Михайлов, Александр Алексеевич. Маяковский [Текст] / А. А. Михайлов. - [Б. м. : б. и.], 1988.- с.69-116.

10.   Маяковский без глянца [Текст] / сост.,вступ. ст. П. Фокина. - СПб. : Амфора. - [Б. м.] : ТИД Амфора, 2008. - 590 с.

11.   Маяковский глазами современниц: Воспоминания. Дневники [Текст] / сост. В. Н. Терехина. - изд. перераб. и доп. - СПб. : Росток, 2014. - 605 с.

 

                        Материалы подготовлены Лопаевой О.А.,

сотрудником отдела краеведения МАУК « Библиотека А.Аалто»