Новикова Анна (14 лет). Сочинение "Воинская слава"

Воинская слава

 

Часы пробили полночь. Чашка с медовым чаем уже давно остыла, но сладкий аромат до сих пор витает в воздухе. Дедушка присел на край моей кровати, глубоко вздохнул и посмотрел на меня тусклыми глазами. Своей тяжелой рукой потеребил мои рыжие волосы и ущипнул за конопатый нос.  Немного погодя, с заметной грустью в голосе, сказал: «Знаешь, сынок, много лет прошло, а мне все кажется, что и нынче сидит со мной рядышком моя Дарьюшка». 

Никогда до этого дня не вспоминал о бабушке и на мои расспросы лишь глубоко вздыхал, молча отводя глаза на куст сирени, росший под окном. Сегодня же он оказался необыкновенно разговорчивым. Дедушка закурил и уселся в кресло. Затем из потайного кармана он вытащил толстый конверт. Конверт был несколько помятым и пожелтевшим от времени. Из конверта дед вытащил письмо. Он бережно развернул послание и, выдержав паузу, принялся читать: «Здравствуй, дорогая бабушка! Получила  Ваше письмо в понедельник на прошлой неделе. Поздравьте от меня Глеба Семеныча и Елену Васильевну с годовщиной свадьбы, пожелайте им здоровья и долголетия. И Ларису поздравьте с пополнением  в семействе. Да, жалко, конечно, что Митрофан Сергеевич не дожил до правнуков. Кстати сказать, приезжала на выходных Марфа Ивановна. Очень уж она уставшая была с дороги. Она мне и рассказала, что Вы, бабушка, поменяли свою любимую брошку, которая  Вам досталась от прапрабабушки по наследству, на корову. Но Вы не волнуйтесь, мы к Вам приедем всем семейством через три месяца.  Все дела житейские поправим, крышу залатаем, избу приберем. Вы нас ждите и не горюйте. Мы Вам привезем в подарок икону Богородицы и поставим в  «красный» угол. До встречи, дорогая бабушка, не болейте!»

Позже дедушка рассказал, что до бабушки они все-таки добрались. Однако по особым обстоятельствам (дедушка предпочел не уточнять при каких) оттуда они уехал в маленький город Выборг. Дедушка всегда вспоминал этот город с замиранием сердца. Он снял очки, приосанился и сиплым голосом  прошептал: « Ах, Выборг, Выборг». Он набрал воздуха в легкие побольше и принялся с упоением рассказывать: «Будучи тогда шестнадцатилетним мальчишкой, прибавив себе в военкомате два года, пошел защищать Выборг. Я был зачислен в Тридцатый Гвардейский корпус генерала Симоняна. Наш корпус был в центре на самом ответственном участке Восточно – Выборгского шоссе, в направлении на Первомайское.  В те дни газета «Ленинградская правда писала, что тон всему наступлению задали бойцы генерала Симоняна. Когда прозвучал сигнал к атаке,  дремлющие воды реки Сестры забурлили под сотнями самодельных плотов. По понтонным мостам двинулись танки и артиллерия».  Дедушка поднялся,  расправил плечи, даже голос зазвучал громче прежнего. С  каждым новым словом   он все пуще размахивал руками и хрипел. Мне даже казалось, будто он вернулся на поле боя. Он на одном дыхании начал говорить о защите Выборга: «В первые часы наступления наш Гвардейский полк прорвал правую полосу обороны противника в районе Старого Белоострова, продвинулись с боями на двенадцать километров. На следующий  день в  Приказе Верховного Главнокомандующего отмечалось, что войска Ленинградского фронта оборону врага.  В ознаменовании этой победы наш Тридцатый гвардейский получил почетное звание – Ленинградский. На четвертый день наступления советские наши войска прорвали и вторую линию обороны фашистов, а двадцатого июня сорок четвертого и Выборг штурмом взяли».

Дедушка перевел дух и добавил со слезами на глазах: «Старинный город было не узнать. От нашего с Дарьюшкой дома осталась лишь обугленная коробка, кругом руины». Он утер слезы и чуть слышно прошептал: « А какие письма она мне писала, а какие стихи». В тот же миг из толстого конверта, выпала засушенная веточка сирени. Дедушка покраснел и бросил взгляд на куст за окном, я сразу все понял и не стал смущать его. Прошла минута, может две, и он воскликнул: « Выборг - город доблестных воинов и славных людей». Прошло уже более семидесяти пяти  лет. И каждый раз, приходя на площадь Выборгских полков, я крепко сжимаю ордена деда. Мысленно благодарю его и клянусь пересказывать его будущим поколениям.