Театральный Выборг

Театральный Выборг: из опыта подготовки краеведческой выставки.

Данная статья является результатом исследований истории выборгских театров, проведенных отделом краеведения МАУК «Библиотека А.Аалто» при подготовке краеведческой выставки «Театральный Выборг», представленной в библиотеке в феврале 2019 года.

Для организации выставки именно в это время было сразу два повода. Во-первых, Указом Президента РФ В.В. Путина 2019 год объявлен Годом театра; во-вторых, 11 февраля 2019 года исполнилось 120 лет со дня создания первого профессионального театра в Карелии – Финского Провинциального театра. Только это уже можно считать достаточным для проведения выставки, освещающей историю театральной жизни города Выборга.

Дополнительным поводом можно считать также и то, что среди читателей библиотеки, интересующихся историей города, отмечается определенный интерес к театральной тематике, который нередко наталкивается на отсутствие систематизированной информации и необходимость поиска ее в разрозненных источниках, что нередко требует специальной подготовки и специфических знаний, не говоря уже о свободном времени.

Во многом именно эта разрозненность и малочисленность и стала основной сложностью при исследовании феномена выборгских театров.

По истории театров имперского и финского периодов в фондах библиотеки имеется всего три издания: «Театр в Выборге» Свена Хирна – на шведском языке, «Выборгская театральная жизнь» В. Пярнянена и «Театр Выборга и Финляндии» В. Вейстяйя – на финском языке; переводы указанных трудов на русский язык никогда не осуществлялись.

Если говорить о советском периоде театральной истории Выборга, в фондах библиотеки находится книга Н.М. Кузьмина «Народный театр», посвященная действующему Народному театру Выборга и его истории. Что касается  как Выборгского Драматического театра, так и Народного театра Городского отдела культуры, известного и с теплотой вспоминаемого в народе как театр Фурнэ – ни одного опубликованного труда или исторической статьи, посвященных истории этого примечательного учреждения, в Выборге обнаружить не удалось, как, впрочем, и по истории Народного театра кукол. История Ленинградского областного драматического театра драмы и кукол «Святая крепость», напротив, известна и открыта: этот театр был создан в исторически обозримое время, его основатели – активные участники выборгского культурного процесса, и театр, таким образом, несмотря на свою более чем тридцатилетнюю историю, все же скорее можно считать частью современной театральной жизни Выборга, именно благодаря отсутствию какого бы то ни было разрыва в традиции и организации театра на протяжении его истории. Однако пример «Святой крепости» в рамках данной выставки абсолютно уникален, и по указанной причине историю этого театра в рамках данной статьи мы рассматривать не будем.

Для подготовки выставки нами было задействовано большое разнообразие материалов, которые были найдены в процессе исследования или предоставлены отдельными учреждениями или людьми.

Значительное количество материалов предоставил ГКУ «Ленинградский Областной Архив в городе Выборге»: благодаря этому учреждению на выставке можно было увидеть копии архивных документов, относящихся как к советским театрам, так и к театрам финского периода, включая контракты, объявления, приказы и т.п.

Для освещения истории советских театров, прежде всего, были использованы материалы выборгских газет, начиная с 1940 года. Колоссальный массив документов был предоставлен также Выборгским Народным театром, наряду с устными воспоминаниями и пояснениями Заведующего постановочной частью Н. М. Кузьмина, ветерана выборгской сцены и автора уже упомянутого единственного русскоязычного труда по истории Выборгского Народного  театра. Указанная книга также представила существенную часть информации. Документы, в свою очередь, относятся также и к театру Фурнэ (=театру Городского отдела культуры). Наконец, устные воспоминания, свидетельства и пояснения горожан – участников театральных процессов советского времени, или близких к театральной среде, сопоставленные с документальной информацией, также существенно обогатили исследование.

С исследованием имперского и финского периода театральной истории все обстояло иначе. Основная масса информации по Выборгскому Рабочему театру содержится в книге В. Пярнянена, по Финскому Провинциальному театру – в книге В. Вейстяйя, и в обоих изданиях значительное внимание уделено объединенному Выборгскому Городскому театру. Отдельные подробности театральной жизни Выборга до создания собственного театра содержатся в книге С. Хирна. Полноценных русскоязычных источников, которые позволили бы сформировать выставку, подробно освещающую финские театры Выборга, к сожалению, на сегодняшний день не существует; главной причиной является языковая недоступность финских книжных фондов. Поэтому представленное исследование о финских театрах является от начала и до конца результатом перевода фрагментов указанных книг. Кроме того, по той простой причине, что каждый раздел основан на информации из одного источника, эти разделы не снабжены сносками; вместо этого в название каждого раздела включена ссылка на издание, из которого взята информация, содержащаяся в разделе.

В связи с указанными причинами значительная часть фактов, упоминаемых в этой статье, впервые представляется широкой публике либо впервые оказывается помещенной в цельный контекст.

При организации выставки финская и советская части занимали равное количество пространства. Центральная же часть, разделяющая две основные и равная каждой из них, была отведена под фотографии артистов и постановок выборгских театров; при этом никакой хронологии в расположении фотографий не предполагалось; концептуально это предполагало эффект внеисторического единства выборгской театральной сцены, которая, не имея фактической преемственности, все же необъяснимым образом предстает как единое целое. Фотографии советского периода были взяты из указанных архивных источников, фотографии постановок существующих театров – из официальных источников (печатная продукция либо веб-сайт), а изображения финского времени – из материалов архива Театрального музея в Хельсинки, оцифрованных и доступных на сайте архива. Ко всем снимкам прилагалось полное описание, включая год, постановку, имя режиссера, название театра и ссылка на источник изображения.

Отбор, сопоставление и верификация материала составили важную и достаточно непростую часть работы, в основном в том, что касается советского периода: различные источники нередко представляют противоречивые данные, а интерпретации авторов порой расходятся с данными документов. Разумеется, подобные проблемы решило бы полноценное фундаментальное исследование, которого театральное пространство Выборга еще ожидает.

Задачей основной части данной статьи является общий набросок жизни (и в какой-то мере даже быта) театрального сообщества Выборга, выполненный достаточно крупными штрихами. Не имея претензии на фундаментальность, этот очерк обрисовывает историческую картину развития выборгских театров и предоставляет ряд фактов, изучение, дополнение, прояснение и иная обработка которых может стать интересным материалом для более масштабных исследований. Интерпретация этих фактов, обобщение тенденций или поиск радикальных отличий за пределами очевидного мы, вероятнее всего, предоставим читателю, независимо от того, является его интерес к данной теме профессиональным или общекультурным, и не пойдем дальше самых общих выводов.

Статья поделена на две крупные части: «Театр в старом Выборге», где описывается театральная жизнь Выборга имперского и финского периодов, и «Театр в советском Выборге».

Первая часть, в свою очередь, поделена между историей Финского Провинциального театра (впоследствии – Выборгской сцены), Выборгского Рабочего театра и Выборгского Городского театра; последний, в свою очередь, является результатом объединения двух первых, которые развивались полностью параллельно в одно и то же время. Дабы не запутать читателя, история каждого из двух театров, вошедших в Городской, составляет отдельный подраздел.

Вторая часть, посвященная советской театральной жизни, разделена между периодом 1940-1941 гг и периодом 1945-1990-х гг. Последний период достаточно условен, так как здесь можно найти и отдельные свидетельства более поздних лет. Однако фокус исследования все же остается на советском периоде, что обусловило выбор указанных дат. История выборгских театров с этого времени, как мы уже писали, является достоянием городской современности, и поэтому выходит за рамки данной статьи.

Последнее, что необходимо упомянуть – это подход к описанию репертуара театров. Можно заметить, что репертуар Финского Провинциального и Выборгского Городского театров описан минимально, репертуар Выборгского Рабочего театра – эпизодически, а в истории советских театров представлены целые списки постановок. Такой подход имеет свои основания. Для профессионального финского театра выбор репертуара был, по самому крупному счету, делом вкуса директора и вопросом профессиональной конъюнктуры, поэтому вполне естественно, что с момента создания профессиональный театр будет работать как с легким и массовым, так и с глубоким материалом, и поэтому указывать подробные списки постановок представляется излишним; в ряде случаев указывается соотношение различных видов материала в репертуаре (драма/комедия, музыкальные/разговорные пьесы, финский/зарубежный материал). В то же время для Рабочего театра развитие репертуара – показатель профессионального роста; новый материал и различие в подходе здесь играют порой ключевую роль и могут привести к взлету или упадку всего театра как учреждения, что обуславливает небольшие подробности и пояснения в тексте. В каком-то смысле тот же принцип применим и к советским театрам Выборга. Несомненно, мы должны также учитывать, что ни один из финских театров не находился в той системе контроля за репертуаром, которая существовала в Советском союзе; отбор материала и особенности его подачи и последующий эффект, в случае советского театра, гораздо более показательны с точки зрения как творческой силы, так и творческой смелости. Поэтому материалы по истории советских театров достаточно подробно раскрывают подробности репертуара.

Авторы выражают особую благодарность за помощь в подготовке выставки: ГКУ «ЛОГАВ» за предоставление архивных материалов, руководству МАУК «Культурно-досуговый центр» Выборга и лично Н. М. Кузьмину и А. С. Костенкову – за предоставление и помощь в отборе архивных материалов, профессору Л. Бюклинг – за помощь в поиске изобразительных источников и ключевую поправку в переводе названий.

 

Театр в старом Выборге[1].

 

Первые упоминания о постановках в Выборге относятся к XVII веку. Уже в 1650-51 годах имеются свидетельства о любительских комедийных представлениях в замке, а в 1674 году, 19 февраля,  там же, в присутствии наместника, была представлена драма Петера Карстениуса «Небесный Консисториум» (“Thet Himmelska Consistorium”). Впрочем, постановка, как замечает Свен Хирн, была оценена современниками как крайне неудачная и даже глупая. В то время в Выборге не существовало ни здания для представлений, ни труппы артистов или какого-либо сообщества профессионалов, и любые постановки были любительской инициативой небольшой прослойки населения.

В следующем веке театр снова появляется в истории Выборга. Известно, что генерал-поручик Н.Г. фон Энгельгардт, определенный вице-губернатором в Выборг в 1765 году, а с 1774 по 1778 исполнявший обязанности губернатора, был большим поклонником театра. Именно в период его управления в районе кронверка святой Анны был выстроен “Komödienhaus” – деревянное здание, считающееся первым театральным зданием в Финляндии. Точное место расположения здания и его внешний вид нам, к сожалению, не известны, однако упоминается, что он располагался со стороны Терваниеми (Смоляного мыса). Кроме представлений заезжих трупп в этом здании также проводились балы, маскарады и иные увеселения для семей офицеров гарнизона.

С отъездом фон Энгельгардта театральная жизнь Выборга приходит в упадок. Дальнейшие упоминания о представлениях относятся к началу XIX века, когда в Выборг начинают приезжать гастролирующие актеры из Швеции и из Петербурга с репертуаром на немецком и шведском языке, а также оперные труппы.

Важнейшей вехой в театральной истории Выборга стало появление постоянной театральной площадки. В 1832 году в Выборге строится здание театра по проекту архитектора А.Ф. Гранштедта. Именно с ним на протяжении последующих ста лет будет связана основная театральная жизнь Выборга. Отмечают, что в выборгских газетах сохранились лестные и даже восторженные  отзывы о местном театре. Утверждалось даже, что он не уступает парижским залам. Заезжие артисты также хвалили здание театра, отмечая как качество декораций и разнообразие сценических механизмов, так и внутреннее убранство; при этом, однако, есть упоминания о том, что артистов селили прямо в здании театра, и в помещениях, где они жили, отсутствовала какая-либо мебель. После гастролей в Выборге в 1872-73 гг. руководитель Финского театра Карл Бергбом отметил в своем дневнике, что условия для представлений в Выборге намного лучше, чем в других городах, а также что выборгская публика «склонна к критицизму».

Здание пережило несколько обновлений. Первый раз – в 1851 году; после этих работ зал был назван лучшим в Финляндии, хотя красную отделку лож многие сочли излишне роскошной. К 1870-м годам здание несколько обветшало, и было вновь отремонтировано в 1881 году под руководством Й.Аминоффа. Убранство зала было спроектировано архитектором Я.Аренбергом, роспись потолков была выполнена госпожой Видольфой Аренберг, а художник-декоратор из Турку по фамилии Хельстен отреставрировал старые декорации и добавил три новых пейзажных фона. При этом зал был устроен таким образом, что кресла можно было убрать и объединить сцену с оркестровой ямой и партером в единое пространство для танцев. В последний раз здание перестраивалось в 1922 году по проекту Уно Ульберга, тогда же в здании был открыт ресторан.

Разумеется, театр Выборга часто принимал гастролирующие актерские коллективы. Большую часть XIX столетия это были немецко- и шведскоязычные труппы. Драматические произведения и постановки на финском языке входят в театральную жизнь Финляндии лишь в последней трети XIX столетия.

 

Финский Провинциальный театр[2]

 

На волне подъема финского национального самосознания, пришедшейся на вторую половину века, в 1872 году в Хельсинки был создан Финский театр (сегодня известный как Национальный театр Финляндии) – первый в стране театр, игравший спектакли на финском языке. Театр посещал с гастролями различные города Финляндии, в том числе и Выборг. Благодаря этому жители Выборга имели возможность увидеть представления на финском языке. Однако, в городе все еще не существовало собственной профессиональной театральной труппы. Так было до февраля 1899 года, когда в Выборге был основан Финский Провинциальный театр, ставший первым профессиональным театром Карелии.

Созданию выборгского театра предшествовала длинная и непростая история.

В 1887 году в Тампере Август и Аврора Аспегрен, актеры Финского театра, создали Финский Народный театр, который впоследствии гастролировал по всей Финляндии, включая, разумеется, и Выборг. Успех театра в Выборге можно назвать скорее переменным: зал редко бывал полным, и хотя Народный театр и получил в Выборге некоторую известность, все же чисто выборгским театром его считать нельзя. Однако именно он стал основой для Финского Провинциального театра.

В 1896 году неравнодушные граждане составили прошение в Сенат с просьбой о поддержке благородного начинания по созданию театра. Однако из-за того, что никакой организации, ответственной за создание театра, создано еще не было, прошение было отклонено. Это вызвало острую реакцию заинтересованных кругов: критики и журналисты отмечали несправедливость отказа и полное непонимание властями необходимости создания театра. В марте 1897 года в одной из публикаций было объявлено о планах по созданию общества поддержки театра; там же было указано, что, поскольку сил одного лишь Выборга будет недостаточно, к инициативе следует присоединиться всем городам, где гастролировал театр Аспегрена. В другой публикации также указывалось, что Август Аспегрен считает Выборг идеальным местом для основания нового театра. Уже 18 марта того же года в ресторане «Эспиля» состоялось собрание, на котором было учреждено общество с ограниченной ответственностью с капиталом в 60 тысяч марок, поделенных на 600 акций (позднее капитал был уменьшен до 35 тысяч). Там же был избран комитет, в который вошли известные в выборгском обществе люди.

Процесс дополнительно осложнился из-за раскола в труппе Финского Народного театра. Конфликт между актерами театра и директором Августом Аспегреном назревал в течение некоторого времени, и не без причины: авторитарный стиль управления Аспегрена и его жесткость в обращении с актерами были, вероятно, продуктивны на ранних этапах существования театра, однако для опытной труппы такой подход становился все менее пригодным. Ключевым событием стал роман Аспегрена с молодой актрисой Йенни Окерман, пришедшей в труппу в 1892 году. В частности, В. Вейстяйя пишет, что увлечение Аспегрена сказывалось также на распределении ролей, что вызывало недовольство среди актеров и критиков. На некоторое время от театра даже отделился самопровозглашенный Новый театр, просуществовавший вплоть до образования Финского провинциального театра. Стоит отметить, что представления Нового театра публика посещала весьма охотно, и в какой-то момент было не вполне ясно, каким же театром будет заниматься акционерное общество.

В деловых хлопотах прошло еще около года, и 30 января 1899 года было намечено собрание акционеров, однако его перенесли на 11 февраля. Именно в этот день в ресторане «Эспиля» собрались 17 акционеров, были проведены выборы в совет директоров и стало, наконец, возможным завершение процесса создания театра. Также, в соответствии с уставом общества, был избран комитет из 25 человек, которые должны были при необходимости помогать совету, а также имели возможность исполнять функции членов совета в случае надобности. Именно в этот комитет и входил, в частности, торговец и меценат Юхо Лаллукка, наряду со многими видными горожанами.

При формировании бюджета театра комитет, в соответствии с первоначальным планом, обратился к городским советам городов, в которых гастролировал Народный театр. Среди этих городов, помимо  Выборга, были Куопио, Миккели, Лаппеенранта, Йоэнсуу, Сортавала, Котка, Турку, Вааса, Хямеэнлинна, Оулу, Ювяскюля, Пори и Тампере. К городским советам обратились с просьбой об оформлении в пользу театра доходов от продажи спиртного, по 2500 марок из каждого города. Ответ пришёл только из городского совета города Пори, и он был отрицательным. Таким образом, театр был создан исключительно на средства акционеров, без какой-либо государственной и муниципальной поддержки, в том числе без помощи властей Выборга.

Первоначально предполагалось, что директором[3] театра станет Август Аспегрен. Однако из-за раскола в труппе перед советом встала проблема. С одной стороны, лучшие актеры театра не вернулись бы в труппу, если бы ей стал руководить Аспегрен; с другой же стороны, если бы ему не предложили руководить театром, это поставило бы весь театр в весьма неприглядное положение. Среди заинтересованных людей высказывалось мнение, что руководителем театра стоило бы сделать личность более выдающуюся, чем Аспегрен. В итоге, однако,  не было найдено ни одного другого достойного кандидата, и Совет директоров предложил должность Аспегрену, который, в свою очередь, не смог представить некоторые необходимые документы для приема на работу.

В итоге первым директором театра стал Касимир Лейно – брат великого финского поэта Эйно Лейно, весьма известная личность в театральных и литературных кругах Финляндии. Как раз в это время он оставил работу журналиста, передал возглавляемый им журнал «Nykyaika» своему брату и занялся свободным литературным трудом. Лейно сам предложил свою кандидатуру, узнав о вакансии руководителя. Пост руководителя театра он принял 1 ноября 1899 года, хотя известно, что уже в августе он участвовал в подборе актеров для театра и выборах временного руководителя труппы. Выбор Касимира Лейно в качестве руководителя был исключительно удачным: обладатель ученой степени, талантливый и известный поэт и драматург, признанный литературный новатор, знаток современной литературы и театра, имеющий к тому же опыт работы в качестве помощника руководителя в Национальном театре в 1895-96 гг., Лейно был той фигурой, которая обеспечила престиж театра с самого начала его деятельности. Кроме того, Лейно снискал и уважение труппы как серьёзный профессионал.

Время для создания театра было выбрано не слишком удачно: через четыре дня был опубликован Февральский манифест, вызвавший большое напряжение в финском обществе. В целом можно сказать, что создание театра прошло почти незаметно, исключая местную прессу. Практически никто не возлагал больших надежд и не обращал пристального внимания на новый театр. Подбор труппы, организация внутренней работы театра и прочие хлопоты заняли много времени, поэтому в начале своей деятельности театр обратился к уже известному актерам репертуару Народного и Нового театров. Положительной стороной этого, однако, было то, что такое повторение репертуара позволило создать образ Провинциального театра как преемника двух упомянутых театров, которые имели прекрасную репутацию. Неудивительно, что первое представление Провинциального театра, которое произошло 10 сентября 1899 года, имело огромный успех у публики.

В выборгской краеведческой литературе распространено другое название театра –  «Выборсгкий Сельский театр»; однако консультации с исследователями и здравый взгляд на историю и особенности работы театра заставляют отказаться от подобного названия в пользу используемого в данной статье. Данный перевод, в частности, был предложен профессором Лийсой Бюклинг в ходе переписки, предшествовавшей подготовке выставки.

Репертуар Провинциального театра менялся с течением времени. Так, при Касимире Лейно (в 1899-1903 гг.) в театре ставилось много финских пьес (включая и пьесы самого Лейно), хотя и классика также не была предана забвению (ставились Шекспир, Мольер, Гоголь, Бомарше и т.д.), а уже в период, когда театром впервые управлял Каарле Хальме (1903-1904 гг.), доля иностранного материала в репертуаре была намного выше, в основном за счет скандинавской и французской драматургии. В целом, на протяжении десятилетий в репертуаре театра помимо финских, французских, немецких, скандинавских, английских, венгерских и русских пьес иногда появляются также итальянские, польские, бельгийские, чешские и румынские. Отдельно стоит отметить, что небольшую долю репертуара всегда составляли музыкальные представления.

За тридцать с небольшим лет своего существования театр оказывался под руководством самых разных людей, некоторые из которых возглавляли его дважды, с более или менее значительным перерывом. После Касимира Лейно (1899-1903) театром руководили Карле Хальме (1903-1904 гг.), Ялмари Финне (1904-1907), Валле Сорсакоски (1907-1908), Эркки Кивиярви (1908-1912), снова Каарле Хальме (1912-1913), затем снова Ялмари Финне (1913-1914), Пекка Алпо (1914-1920), второй раз – Валле Сорсакоски (1920-1923), Торстен А. Лейстен (1923-1925), Эйно Йуркка (1925-1928), Отто Аль-Антила (1928-1931), и Свен Хильден (1931-1933).

Сравнительно размеренная жизнь театра была, разумеется, наполнена отдельными эпизодами, которые так или иначе влияли на развитие театрального искусства в Выборге и, кроме того, часто являются интереснейшими иллюстрациями к жизни театра и выборгского общества в целом.

Так, мы знаем, например, что Карле Хальме в первый период своего руководства пытался привлечь в театр рабочие слои населения, для чего театр по субботам давал представления пьес из народной жизни; цены на билеты специально были снижены, однако представления все равно остались недоступными широким массам.

В 1905 году по инициативе Ялмари Финне в репертуар театра было решено включить несколько опер, однако это решение вызвало острую критическую реакцию: журналисты отмечали падение качества представлений, недостаточное внимание к репетициям и перекос в сторону зрелищности, и настаивали на том, что художественная составляющая представлений должна непременно преобладать. Стоит при этом отметить, что период управления Ялмари Финне как раз был отмечен серьезными переменами в актерском составе, когда на смену опытным членам труппы пришли молодые артисты, работать с которыми было сложнее.

В период работы Валле Сорсакоски совет директоров нередко высказывал замечания о низкой дисциплине, плохой атмосфере в коллективе и некомпетентности режиссера, что в итоге и привело к его отставке.

В 1911 году из-за долгов финансовое положение театра было столь плачевно, что руководство пошло на крайние меры и организовало лотерею. Призами в лотерее стали банковский депозит в 10000 марок, а также различные вещи, пожертвованные членами совета директоров: картина, книги, граммофон, сервизы и прочее. Сумма, вырученная от продажи билетов, практически без остатка покрыла долги театра.

Финансовые сложности преследовали театр практически постоянно. Как и при создании театра, чаще всего вопрос решался заинтересованными гражданами, а не властями. Неудавшийся в 1899 году план по финансированию театра из средств, получаемых от продажи спиртного, все же был воплощен в 1912 году. Для решения проблемы также предложено было продавать годовые билеты для лавок и богатых семей.

После увольнения Эркки Кивиярви совет директоров предложил руководство театром известнейшей финской актрисе, баронессе Иде Аалберг-Икскуль, однако после её отказа в июне 1912 года директором вновь стал К. Хальме. Э. Кивиярви в своих воспоминаниях заметил, что три года – это максимальный срок для руководителя театра в Выборге, поскольку по истечении его и труппа, и публика желают чего-то нового.

Одной из сложностей, преследовавших театр, было то, что уже в 1915 году билеты в театр стоили втрое дороже, чем билеты в кино, что, разумеется, сказывалось на деятельности театра.

Вокруг театра не раз вспыхивали дискуссии. Так, в 1917 году руководству театра пришлось объясняться в связи со статьей, в которой журналист обвинял театр в неисполнении заявленного репертуара и потере пяти ведущих артистов. Контраргументом стали многочисленные похвальные рецензии на спектакли театра, в том числе и из Турку.

К 1918 году стало ясно, что театр уже имеет прочную репутацию и название «Провинциальный театр» стало расцениваться как устаревшее и, более того, нежелательное. К этому моменту количество театров и их средний уровень в стране были значительно выше, чем во время создания театра в 1899 году. Суть ситуации с названием точно передал некий карельский журналист, по словам которого Провинциальный театр мог бы с равным успехом называться «Театром с заднего двора» или «Театром из угла»; по его мнению, такое название принижало театр из Выборга по сравнению с другими театрами, имеющими более благозвучные названия. На ежегодном собрании был принят новый устав компании, в соответствии с которым название было изменено на «Выборгскую сцену» (Viipurin Näyttämö, в некоторых источниках –  «Выборгские подмостки»). В устав были внесены также и другие изменения. Так, например, были предусмотрены места в совете директоров специально для представителей ассоциации актеров. Также был создан специальный комитет, который занимался вопросами репертуара и артистической работы в целом.

Для многих в Финляндии годы Первой Мировой войны оказались временем экономического подъёма. Из-за колебаний курса валют и повышенного спроса на внутреннем рынке в это время отмечается приток средств. Провинциальный театр давал порой четыре представления в неделю, однако в ситуации жесткой конкуренции (например, Финская Оперетта в течение целого года давала представления в Выборге и заработала 100.000 марок) положение театра становилось все более трудным и постепенно пришло к экономическому упадку.

В связи с успехом представлений оперетты рассматривался проект создания певческой сцены. В результате двух собраний в августе 1919 было собрано две трети средств, необходимых для осуществления плана, а директором обещал стать сам Эйно Лейно. Капитал театра был увеличен с 60 до 180 тыс. марок, из которых 120 предполагалось направить на развитие оперетты. Однако, даже переговоры с оперным певцом Вяйнё Сола ни к чему не привели. Единственным результатом всех переговоров и перестановок стали увольнения ряда соперничающих артистов – в основном, актрис и пианистов;  разумеется, увеличение капитала театра благотворно сказалось на его благосостоянии.

В 1920 году из денег, пожертвованных промышленником Сергеевым в фонды театра, по 5000 марок направили на организацию конкурса пьес и опер: первый должен был завершиться 1 мая, второй – 1 декабря 1921 года. Пьесы принимались на финском языке, и победителю предстояло увидеть постановку своей пьесы в Выборгском театре. Изначально планировалось выдать один или два приза в каждой номинации. На конкурс пришло 17 пьес; оперный же конкурс так и не состоялся за отсутствием участников. В итоге жюри присудило пять премий по тысяче марок; все награжденные пьесы были на финском языке и содержали по три акта. Две из них, написанные авторами из Выборга, впоследствии имели некоторый успех, в том числе в Национальном театре, что упрочило позиции Выборга как театрального города.

Отмечают, что художественный расцвет театра наступил в 1923 году под руководством Торстена А. Лейстена (позднее сменившего имя на Топо Лейстеля). Лейстен был известен среди коллег как независимый, смелый и энергичный режиссер, а также как человек, обладавший огромным литературным кругозором. Лейстен окончил Шведскую Театральную школу, работал в театре Тампере, Театре Комедии, театре Иды Аалберг, Свободной сцене и был директором Выборгского рабочего театра в 1921-23 гг. Кроме того, Лейстен работал литературным критиком и переводчиком, путешествовал и изучал иностранные языки.

Критики вскоре отмечают наступление серьезных перемен: новый период определяют прекрасное взаимодействие руководителей, молодой актерский состав, высокий профессионализм и финский репертуар; отмечается, что дилетантизм и погоня за выручкой остались в прошлом. Особо отмечают новый подход к визуальному оформлению спектаклей: теперь вместо схематичного фона, принятого ранее, декорации создают для каждой постановки особую атмосферу через использование цветов, линий и освещения. Тем не менее, также отмечается, что положение театра остается тяжелым: хотя театр и давал глубокие, серьезные постановки, как классические, так и современные, отмечалось, что кроме оперетты публику Выборга мало что может по-настоящему заинтересовать. Состоялось обсуждение этого вопроса в печати, начавшееся со статьи Э. Пааволайнена (опубликованной, кстати, по инициативе Совета директоров театра). Причины сложившегося положения назывались разные: от упадка образования до слишком большого (!) количества представлений – десять представлений в зале театра могли посетить до 5000 человек, а столько заядлых театралов в Выборге тогда просто не было (напомним, что у рабочих города был свой собственный театр, как раз находившийся на подъеме популярности). Результатом обсуждений стало лишь снижение цен на билеты, что не привело к изменению ситуации: по-прежнему интерес широкой общественности к театру оставался на низком уровне. Но театр не сдавался.

За два года руководства Лейстена было поставлено 23 новых спектакля, из них 12 – на финском языке. Финноязычные представления составили треть от всех сыгранных, треть представлений за это время были музыкальными, также треть репертуара составили серьезные драматические произведения (в отличие, например, от театра в Тампере, где доля финского репертуара была ниже, и значительно выше была доля музыкальных и развлекательных представлений).

В год 25-летия театра общий настрой был грустным: писали, что ранние дни театра были отмечены высокой активностью и интересом к национальному искусству, в то время как потрясения мировой и гражданской войны сделали публику вялой и непредсказуемой в суждениях. Критики отмечали и неровность в игре актеров, что было связано с творческой дисгармонией. Идеи Лейстена были интересны и новы, он искал способ создать динамически целостное решение спектакля, придать ему особый внутренний ритм, но, к сожалению, не все артисты могли выполнить его задачи. Спрос на актеров был весьма высок; кроме того, в стране появилось больше театров, и возможностей реализации у актеров стало значительно больше. Отдельно нужно отметить, что в это время уже отмечается чрезвычайно жесткая конкуренция с кинематографом как более дешевой и общедоступной формой драматического искусства, а также с развивающимся массовым радиовещанием.

Одной из  мер, призванных помочь театру, стало создание в мае 1925 года Общества поддержки театра под управлением видных членов выборгского общества от судей и банкиров до театральных режиссеров. Общество имело целью оказание финансовой помощи Выборгскому театру для продвижения финского театрального искусства, и уже летом 1925 года изыскало недостающие театру средства. Благотворительная организация также спровоцировала серьезные дебаты среди культурной прослойки города, в основном обсуждался репертуар театра: понимание того, что театру надлежит включать больше подлинно художественных произведений, столкнулось с экономическими сложностями.

Накануне 25-летия театра Лейстен, яростный идеалист, публикует своё программное заявление, где определяет смысл театра: не заявлять идей ради идей, не коверкать жизненную философию, пусть даже профанация и скептицизм правят духом времени, не проповедовать пустых идеалов, но прославлять человека ради человека; высшую же цель деятельности театра Лейстен видел в ясности. Идеализм Лейстена не терпел компромиссов, требуемых от директора театра того времени; в этом смысле В. Вейстяйя описывает его работу как «отражающую трагический героизм».

Следующим директором стал Эйно Йуркка – 31-летний режиссер с опытом работы в Казино-оперетте в Турку, Национальной сцене, а также руководителем Рабочего театра Оулу. При нем существенно пополнился творческий коллектив театра, среди прочих в театр тогда пришел 32-летний Арви Туоми – в качестве помощника руководителя. Туоми имел музыкальное образование (школа органистов и оперный класс музыкального училища Хельсинки), проработал несколько лет актером на Певческой сцене и Национальной сцене, а в 1924-25 гг. – руководителем Рабочего театра в Пори. Хотя шествие Туоми на выборгских подмостках началось именно в профессиональном театре, очень скоро, летом 1926 года он вместе с несколькими другими талантливыми артистами ушел в Выборгский Рабочий театр.

Новому директору пришлось разбираться с финансовым положением театра, причем, по его собственным воспоминаниям, все было сделано без одобрения Совета директоров. Долги театра были велики, однако организованные директором переговоры с кредиторами и городскими властями позволили отсрочить и даже частично отменить платежи. В результате, театр смог беспрепятственно начать осенний сезон. Кроме того, к этому моменту Йуркка заказал новые, ручной работы афиши для привлечения публики в театр.

Эйно Йуркка обладал динамичным, бьющим ключом артистическим характером, который проявлялся не только в сценической игре, но также и в управлении театром. Именно он преуспел в том, чтобы привлечь к театру внимание широкой публики, а не только узкой прослойки избранных. Для этого в репертуар было включено значительное количество развлекательных и музыкальных представлений, причем отмечается, что уровень их исполнения и художественный вкус артистов всегда были на высоте. Как на сцене, так и вне её, руководителя театра поддерживала его супруга, Эмми Йуркка. Их сила и бескомпромиссность, разумеется, не могла не пробудить недовольства в некоторых кругах общества. Тем не менее, период Эйно Йуркки можно считать одним из наиболее ярких в жизни Выборгской сцены.

Во второй половине 1920-х гг. театром руководил Отто Аль-Антила. По воспоминаниям одного из членов совета директоров театра, Аль-Антила, актер и драматург, был, в частности, замечательным художником со своеобразным стилем исполнения портретов, и в его картинах прослеживался определенный «театральный инстинкт», демонстрировавший чувство стиля и художественное воображение, что и повлияло на выбор его в качестве руководителя театра. Аль-Антила описывался современниками как человек талантливый, однако, до наивности честный и неприспособленный к пронизанной интригами атмосфере театрального закулисья. В период его руководства театр сталкивается с новыми сложностями: в 1928 году оперный класс Выборгского музыкального училища включает в свою программу курс актерского мастерства, который вел уже упомянутый Валле Сорсакоски, а в 1929 году оркестр Выборгского общества друзей музыки получает нового руководителя в лице Э. Райтио и начинает активную деятельность, таким образом, конкурируя с театром как за публику, так и за поддержку городских властей. Особенный виток развития театральная жизнь получает с приходом в театр Свена Хильдена. Звезда оперетты и любимец публики, этот известный артист был прекрасно принят в Выборге, как и его жена, Айли Хильден, показавшая себя разносторонней актрисой. Уже через год Хильден становится вторым руководителем, что вскоре приводит к организационному коллапсу из-за нечеткого разделения обязанностей и ответственности, и в 1931 году на волне очередного конфликта утративший поддержку публики и руководства Аль-Антила покидает театр. Директором становится Свен Хильден. Аль-Антила становится секретарем театральной ассоциации Финляндии, где и работает вплоть до своей кончины в 1936 г.

При Хильдене вновь, как в начале века, устраиваются чаепития в Доме Собраний. Эти вечера нередко собирали по полсотни горожан, что было несомненным успехом. Также в это время театр начинает серьезно подходить к информационному освещению своей деятельности в газетах и через иные информационные каналы; в коллективе эти функции были возложены, как правило, на наиболее литературно одаренных артистов. Тем не менее, Выборгская сцена, как и Рабочий театр, не смогли противостоять падению экономики, и Свен Хильден стал последним директором Выборсгской сцены. В 1933 году она стала частью Выборгского Городского театра.

 

Выборгский Рабочий театр[4]

 

В конце XIX века рабочие Выборга почти не имели возможности посещать представления профессиональных театров; причины были как материальными (билет в театр стоил больше, чем рабочий получал в неделю), так и социальными – театр воспринимался как нечто недоступное простому народу, своего рода развлечение «для избранных». Зарождающийся народный интерес к театру привел к тому, что в 1897 году Выборгский рабочий союз, благодаря инициативе отдельных участников, учреждает собственное Театральное объединение. Первоначально цель его была проста: выступать на мероприятиях Выборгского рабочего союза, чтобы вносить некоторое разнообразие в их программу. Создание объединения проходило медленно и с жаркими дискуссиями, в основном потому, что значительная часть членов союза считала театр «барской забавой» и не видела смысла тратить время и, тем более, средства союза на подобные излишества. Однако,  в итоге сторонники создания театрального кружка победили: была создана организация, подконтрольная Рабочему союзу, избран совет директоров, опять же из членов союза, был назначен и директор театрального объединения (им стал конторский служищий Й.Алхола). 18 сентября 1898 года было дано первое представление: на званом вечере цеха сапожников был сыгран спектакль-открытие «Табакерка мастера». Несмотря на непрофессиональный статус, фактически это положило начало первому в стране рабочему театру, а представление было дано за год до премьеры в Финском провинциальном театре.

На начальном этапе своего существования театральное объединение преодолело множество проблем: сложный процесс создания, подбор актеров и режиссера, поиск пьес для постановки (первому директору специально пришлось ехать в столицу подбирать репертуар), а также стремительная смена руководителей в первые десять лет существования.

С самого начала был взят серьезный темп работы, и уже в первый год пишут о пяти постановках, что, безусловно, впечатляюще для полностью любительского коллектива.

В 1899 году директором стал студент и рабочий-железнодорожник Мартин Мартин. Этот молодой человек отличался разумным выбором репертуара, учитывая состав труппы, и ставил большей частью одноактные пьесы.

Руководители менялись, но принцип деятельности оставался прежним. Как правило, материал выбирали простой, чаще всего – финский и имеющий близкую рабочему народу специфику. Вся театральная деятельность этого объединения была бесплатной. Члены труппы приходили репетировать в здание Рабочего союза после 10-12-часового рабочего дня, и известно, что перед премьерой репетиции могли затягиваться до трех часов ночи. Такой режим был практически постоянным, так как пьесы повторяли всего несколько раз, после чего необходимо было представить новый репертуар. В среднем на подготовку пьесы затрачивали около двух недель.

Лишь в 1900 году объединение приобретает свое сценическое оборудование. В том же году впервые артисты получают за спектакль «вознаграждение»: 39 марок 65 пенсов. Мужчины благородно отказались от своей доли в пользу дам, которые и поделили указанную сумму на пять частей. В следующем году за один из спектаклей артисты получили уже 169 марок… на 21 человека. Лишь впоследствии появляется некое подобие зарплаты, составляющее 2-10 марок в месяц. Большая же часть денег, вырученных с представлений, шла на оплату работы директора и на закупку реквизита.

С 1904 года, как пишет Вяйнё Пярнянен, театр с полным правом начинает называться Выборгским Рабочим театром. Стоит отметить, что, хотя  название «Выборгский рабочий театр» появляется лишь в 1904 году, Пярнянен настаивает на том, что отсчет сущестования театра стоит вести с 1898 года, что делает Выборгский Рабочий театр старейшим рабочим театром Финляндии. Учитывая то, что между Театральным объединением и Рабочим театром прослеживается прямая преемственность, это выглядит логичным; однако, созданное в 1898 году объединение театром не называлось и не считалось, более того, упоминается, что тогда никто не предполагал, что этот любительский коллектив даст начало одному из двух хорошо известных выборгской публике театров. Тем не менее, впоследствии нам известно о том, что сам  театр отмечал юбилеи, отсчитывая с 1898 года.

 Коллектив и организация, в сущности, остались прежними, однако начинают обретать черты независимого учреждения. Этому способствовало, в частности,  руководство Р.Рейно, при котором отмечается рост числа представлений и более серьезный подбор репертуара. Так, например, при нем впервые ставится пьеса Алексиса Киви «Сапожники Нумми» и трехактная пьеса Микко Пирханена «Сила идей»; к сожалению, «Сапожников» сыграли всего пять раз. Известно также, что директор Рейно уже получал зарплату, хотя сумма и неизвестна.

Также развивалась и музыкальная сторона представлений, во многом благодаря тому, что у Рабочего союза был собственный известный в Выборге струнный оркестр. Благодаря участию оркестра некоторые пьесы имели особый успех у публики.

В 1905 году театром руководила Роза Пулккинен, имевшая опыт работы в Провинциальном театра; при ней вырос профессиональный уровень актеров театра, однако через полтора года она покинула Рабочий театр и вернулась в Провинциальный. Сменивший ее А.Линдроос запомнился тем, что потратил на декорации и костюмы больше денег, чем было заложено в бюджете, и долго на своем посту не проработал. Экономическое положение театра было крайне сложным и оставалось таковым до 1909 года, когда во главе театра встает Рейно Лааксонен. Этого актера и режиссера описывают, как чрезвычайно симпатичного человека и высокопрофессионального артиста – например, известно, что в предшествующие описываемому периоду годы он сотрудничал с Идой Аалберг. С его приходом начинается плодотворный период, продлившийся до начала Гражданской войны. Отмечают, в частности, чуткую работу с актерами, благодаря которой стали возможны интересные постановки, а также внимательный подход к подаче материала. 

В результате уже через год на представления Рабочего театра стали порой приходить не только рабочие, но и представители среднего класса, хотя театр еще в течение нескольких лет продолжал играть спектакли для Рабочего союза, а актеры не получали полноценной зарплаты.

Доходы театра росли, во многом благодаря выбору популярных пьес, многие из которых остались в репертуаре на долгие годы – «Самсон и Далила», «Дом», «Забастовка», «Шахтер», а также пьеса Ибсена «Росмерсхольм». Последняя особо примечательна, поскольку, хоть и не имела большого успеха, говорит о переходе к качественно более серьезному и глубокому уровню драматургии. В эти же годы театр получал небольшую помощь от города (500 марок, при собственном чистом доходе в 2000 марок).

В первые годы Первой Мировой войны театр продолжал давать регулярные представления. Никаких существенных изменений в его жизни не происходило до 1916 года, когда здание Рабочего союза было по указу властей передано для военных нужд. Так как с указами военного времени не спорили, театру пришлось срочно искать новое помещение. В итоге было арендовано здание на Торкельской улице, принадлежавшее компании «Киммо», за 600 марок на 10 месяцев. В это же время устанавливаются зарплаты: 200 марок получал директор, 45 – бухгалтер, суфлер и костюмер – по 25, артисты – от 10 до 80 марок. Имущество театра к 1917 году оценивалось в десятки тысяч марок. Театр, несмотря на военное время и определенные трудности, наконец-то обрел некоторую экономическую стабильность.

В 1917 году Лааксонена назначают полковником в ополчение, и он покидает театр. После окончания войны он не вернулся в Выборг, а продолжил службу офицером полиции в городе Лаппеенранта до своей смерти в 1946 году. Новым директором становится Хильда Колехмайнен, до того работавшая заместителем директора. Эта артистка выступала на сцене Рабочего театра еще в 1899 году, а в последующие годы успела поработать также в театре в Таликкала и директором Рабочего театра в Сяйниё. Несмотря на усилия нового директора, театр с трудом пережил Гражданскую войну.

По окончании войны театр оказался на грани исчезновения. После победы над  «красной идеей» власть была сурово настроена по отношению к любым, даже культурным, инициативам в рабочей среде. Имущество театра оказалось конфисковано, а управление театром передано людям, которые в нем не разбирались (впрочем, их имен Пярнянен не упоминает). Попытка вернуть имущество театра не увенчалась успехом, так как совет директоров театра не имел никаких реальных рычагов воздействия на ситуацию. Лишь в начале 1919 года был избран новый совет директоров театра для решения насущных вопросов экономики и существования театра вообще; о сценической работе речь даже не заходила.

Арно Ниска, режиссер оперетты, стал новым директором театра; его естественным намерением была работа над регулярными представлениями. Однако без оборудования и реквизита это ни к чему не привело, и к осени 1919 года Ниска уходит из театра. Его сменяет вновь возглавившая театр Хильда Колехмайнен, при которой, наконец, после полуторагодового перерыва, возобновляются репетиции. Пока не начались собственно представления, Колехмайнен работала в театре бесплатно. За сезон было сыграно 25 спектаклей, после чего Хильда Колехмайнен покинула театр, так как по личным причинам уехала из Выборга.

Следующим директором стал Оскари Инкинен. Почти сразу он пополнил труппу новыми артистами, а также увеличил зарплату артистам на вечерней ставке, что в сумме позволило ожидать более серьезных результатов. О том, насколько театр удачно пережил трудные годы, говорит интересный эпизод. В 1920 году Рабочий театр и Выборгская сцена одновременно включили в репертуар оперетту «Королева чардаша», и премьеры были назначены на одно время. Оба театра решили не отступать, устроив, таким образом, нечто вроде соревнования. В итоге, судя по отзывам критиков, Рабочий театр вышел из этого противостояния безоговорочным победителем. Более того, постановка принесла театру небывалый доход, и в последующие годы собирала полный зал 128 раз, чего ни одному финскому театру не удалось повторить за все 1920-е годы.

Также в 1920 году театр получил финансовую поддержку от государства. В итоге год оказался удивительно успешным для театра. Увеличивалась поддержка публики, а постановки оперетты позволили конкурировать даже с профессиональным театром. В этом же году ряд ключевых артистов коллектива отметили 10-летие работы в театре. Также в 1920 году в Финляндии был создан Союз работников сцены, занимавшийся вопросами профессионального образования, поддержки театров и организации фестивалей и иных театральных событий; ряд артистов Рабочего театра присоединились к Союзу.

По неясным личным причинам Инкинен отказался продлить контракт, и в результате директором стал Торстен А. Лейстен (также известный впоследствии как Топо Лейстеля). Об этом замечательном артисте мы уже писали, когда говорили о Выборгской сцене. При своем глубоком знании литературного материала и стремлении направить театр в сторону чистого искусства, ему все же приходилось смириться с наличием оперетты в репертуаре, хотя бы по чисто экономическим соображениям. Тем не менее, он преуспел в обогащении репертуара серьезным материалом.

Зарплаты артистов также стали приближаться к профессиональному уровню и составляли от 200 до 400 марок для «вечерних» артистов и от 600 до 1600 для полностью занятых, зарплата директора постепенно выросла с 2000 до 3000 марок.

Театр давал в год около полутора сотен представлений, из них от десяти до двадцати премьер. Репертуар теперь включал и классические пьесы, в том числе и зарубежные (например, «Ревизор» Гоголя). Представления посещали известные артисты, как, например, Адольф Линдфорс, а также Аарре Линнала, вскоре связавший свою жизнь с Рабочим театром. Критики отмечали как прекрасную режиссуру, так сценографию представлений Рабочего театра. Последние две премьеры, подготовленные Лейстеном, были «Куллерво» А.Киви и «Скупой» Мольера.

В 1923 году имя Лейстена по неясным причинам исчезло из контракта. Лейстен в итоге стал директором Выборгской сцены, где также реализовал свое видение театрального искусства. Это особенно сказалось на атмосфере в Рабочем театре: учитывая противостояние театров: утрата талантливого режиссера была не столь плачевна, как его переход к конкурентам.

Выбор совета директоров пал на Аарре Линнала, который возглавлял Рабочий театр города Пори. Линнала был достаточно известным артистом и успешным руководителем, что было немаловажно для поддержания статуса театра. К тому же, Линнала происходил из рабочего класса и по этой причине стоял на той же социальной и политической платформе, что актеры и руководство. С точки зрения артистической он был первым, кто познакомил Рабочий театр с немецким экспрессионизмом; с другой стороны, будучи профессиональным певцом, Линнала сильно тяготел к оперетте, что провоцировало двоякую оценку его деятельности. Несмотря на это, популярность театра только росла, и пристальное внимание директора к деталям и к сценической подаче этому способствовало. Обновленная «Королева чардаша» и другие оперетты собирали полный зал раз за разом.

В декабре 1923 года театр с помпой отметил 25-летие, успешно продемонстрировав свою лидирующую позицию среди рабочих театров страны. Среди праздничных представлений был «Гамлет» (главную роль сыграл сам Линнала), о котором критики отозвались весьма благосклонно. Торжества длились три дня.

Из прочих деталей стоит отметить регулярные (раз-два в месяц) выступления в других городах (Уурас, Лаппеенранта, Койвисто), а также бесплатные выступления, например, на рождественской ёлке Рабочего союза.

В 1925году на официальном собрании был поднят вопрос о наблюдающемся значительном перекосе в сторону оперетты, что не соответствовало целям и стандартам театра. В развернувшейся после этого в обществе дискуссии многие отмечали, что оперетт, на самом деле, было не так много, но их великолепная постановка и мастерское исполнение стали причиной того, что они оставались в репертуаре надолго и игрались сотни раз, являясь важным дополнением к серьезному драматическому материалу. Несмотря на высокое качество постановок оперетты в театре, вопрос о чрезмерном культивировании этого жанра стал всё чаще обсуждаться во внутренних кругах, и в итоге Линнала, после некоторых размышлений, вместо возобновления контракта в 1926 году ушел в театр Който; за ним последовала и часть труппы. Последней постановкой Линнала в театре стала пьеса Пиранделло «Шесть персонажей в поисках автора», которую он успел представить весной 1926 года. Этот выбор был мягко осужден критиками, в основном из-за того, что для публики пьеса оказалась неактуальной.

Последним директором Рабочего театра стал Арви Туоми, уже упоминавшийся в связи с Выборсгкой сценой. Опытный руководитель и актер, он принял руководство Рабочим театром в непростое время: именно в этот период намечается спад в экономике Финляндии и театру становится трудно поддерживать прежний уровень. Также необходимо вспомнить и о кинематографе и радио, которые также способствовали пустоте театральных залов.

В таких условиях новому режиссеру стоило действовать осторожно. Первой постановкой Туоми стала музыкальная пьеса «На палубе корабля» Паси Яаскеляйнена, представленная на Папульском холме. Это представление также вывело на выборгскую сцену новых артистов, продемонстрировало публике работу нового художника из Тампере, а также нового хореографа Ф.Киукконена, в прошлом – артиста Императорского балета Санкт-Петербурга. Зрителей собралось порядка 4000 человек; хотя очевидно, что не всем удалось вполне насладиться представлением, для Туоми это был несомненный успех. Постепенно развивая репертуар, Туоми вначале добавил короткие фарсы, затем трагикомедию, а уже потом взялся за серьезный классический материал, включив в репертуар «Отелло». Для подготовки к роли два ведущих артиста получили гранты на поездку в столицу, где готовили роли под руководством И.Рясянена. Эта постановка стала большим достижением для театра;  отмечается, что оценка как публики, так и критиков была весьма высокой, вне зависимости от круга и предпочтений.

Окончательным успехом можно считать представление «Вольпоне» Джонсона на фестивале в Хельсинки в 1928 году. Эту постановку оценили столичные критики и публика, и Рабочий театр укрепил свой статус на профессиональной сцене. С экономической точки зрения это также обеспечило театру определенные гарантии.

В феврале 1929 года в Финляндию возвращается артист, которого называли самой яркой фигурой театральной Финляндии – Аарне Орьятсало. Выборгский Рабочий театр стал первым, кто заманил великого актера на свою сцену. Орьятсало появился в нескольких постановках, продемонстрировав выборгской публике талант и мастерство мирового уровня. В конце года Орьятсало также довелось в отсутствие Туоми работать над двумя постановками в качестве режиссера, и обе были тепло встречены критиками. В целом, нападок на Орьятсало, который в Гражданскую войну воевал на стороне коммунистов, почти не совершали (исключение составили лишь два или три инцидента). В начале 1930-х, однако, новая волна националистического движения вынуждает Орьятсало вновь покинуть Финляндию.

С финансовой точки зрения театр относительно успешно существовал в экономически тяжелый период. Даже в 1930 году театр не только не испытал трудностей, но даже имел доход. Тем не менее, ситуация усугублялась, и театру даже пришлось пойти на некоторое сокращение труппы; это увеличило нагрузку на оставшихся артистов, но позволило театру закончить год без долгов. В то же время, театр находил небольшие задачи для безработных. По иронии, под Рождество 1931 года театр, яростно сопротивляющийся кризису, сыграл спектакль для безработных и бедняков по пьесе, которая называлась «Бедный, как мышь». Последние годы Рабочего театра были отмечены той же активностью и наличием премьер на фоне постоянно ухудшающейся экономической ситуации, которая в итоге привела к созданию единого Выборгского Городского театра.

 

Выборгский Городской театр[5]

 

Уже в 1931 году ситуация с существованием двух театров в одном городе стала вызывать финансовые и организационные сложности, ­и видные представители обоих театров, включая художественных руководителей, с надеждой высказывались об образовании единого городского театра, который вобрал бы в себя традиции обеих сцен. Объединение, организованное в течение 1932 года, подразумевало создание компании «Выборгский Городской театр» (Viipurin Kaupunginteatteri Oy), в котором оба существующих театра получали равное количество акций и представительство в совете директоров. Доход от представлений также распределялся поровну. Выборгский городской театр начал свою деятельность 1 января 1933 года. Конкурс на место директора привлек 9 претендентов, но реальных кандидатов было двое: директор Выборгской сцены Свен Хильден и директор Выборгского рабочего театра Арви Туоми. Первоначально возникла идея совместного руководства, однако в итоге большую поддержку получил Туоми, ставший первым директором Выборгского городского театра.

Объединенные творческие и технические силы театров в сочетании с умелым и талантливым руководством Туоми привели театр к заслуженному успеху. Отдельно стоит отметить, что в этот период дается значительно больше представлений на финском языке: хотя соотношение финского и зарубежного материала в репертуаре остается примерно таким же, как до того (приблизительно 1/3 и 2/3), спектакли по финским произведениям давались чаще и в итоге составили более половины от всех представлений.

 В 1933 году в театре начинаются работы по обновлению сценической техники, занявшие несколько лет. Была установлена новая сценическая механика и новое, более современное световое оборудование, что создало возможности для новых постановочных решений. Хотя к 1939 году еще не все было завершено, все же технически в этот период театр был на голову выше своих предшественников.

Тогда же, в 1933 году, при театре открывают школу для обучения балету и театральному искусству, получившую поддержку от города и от государства. Балетный класс так и не был набран, а театральный начал свою деятельность в сентябре 1933 года под руководством Арви Туоми. В материале для постановок заметен свойственный Туоми интерес к финской классике, а в 1935 году одной из постановок становится также фарс «Тетушка Чарли». С лета 1935 года школа перестает работать как образовательное учреждение и сохраняется как студия для обучения и практики молодых артистов.

К концу третьего года существования театра сложились своеобразные отношения между горожанами и театром. Поскольку вся театральная жизнь сосредоточилась вокруг одной сцены и многие из жителей так или иначе были связаны с закулисными процессами (оформление спектаклей, поиск реквизита, переводы пьес, реклама, новости и т.п.), связь между публикой и артистами стала очень личной – настолько, что, как отмечается, пьесы уходили на второй план и критика основывалась не на художественном восприятии, а на личном отношении, и порой становилась особо жесткой.

Стоит упомянуть, что Арви Туоми имел интересный план для развития театра: его мечтой было расширение деятельности городского театра до масштабов региона с тем, чтобы давать представления не только в Выборге, но и по всем уголкам Карелии. Это, как он считал, стало бы возможным при увеличении числа артистов и поддержке на местах. Таким необычным образом вернулась первоначальная идея Провинциального театра. Вейстяйя отмечает, что если бы не большое количество организационных препятствий, идея могла бы быть воплощена.

В 1937 году театр стал выпускать издание под названием «Новости Выборгского театра», где представлял репертуар и задействованных в постановках артистов, а также некоторое количество материалов театральной тематики: изображения, статьи и наблюдения из театральной жизни. Разумеется, это прекрасно дополняло основную деятельность театра и подогревало интерес публики.

Директору Г. Леппянену, сменившему А. Туоми в 1938 году, достался сложнейший период жизни театра, связанный с началом Советско-финской войны. Спектакль 30 ноября 1939 года оказался отменен из-за военного положения. Военное время тяжело сказалось на деятельности театра – артистов призывали на фронт и тыловые работы. Краткий период присутствия финского населения в Выборге во время Великой Отечественной войны также отмечен театральной активностью. Здание театра, служившее как гастролирующим, так и выборгским артистам и стоявшее с 1832 года, сгорело во время боев за Выборг в августе 1941 года, но весной 1942 года в Выборге по инициативе командования местных частей финской армии создается Военный театр. В феврале 1942 года Военный театр дал первое представление в здании на углу Площади Красного колодца. Всего было дано 25 представлений. В конце мая имущество и персонал Военного театра перешли в Выборгский Городской театр, который уже в июне выступал в Летнем театре Хави (известном также как Певческое поле). Именно здесь Выборгский Городской театр дал своё последнее представление в Выборге 28 мая 1944 года.

Период 1941-1944 года под руководством А.Суонио стал уникальным в плане репертуара: несмотря на значительно меньшее число спектаклей, больше половины материала и две трети представлений составил финский материал, что вполне естественно для военного времени.

После эвакуации в 1944 году театр так и не получил постоянной площадки в Финляндии, в связи с чем в 1945 году вернул себе название Финский Провинциальный театр и продолжил деятельность с гастролями по стране. Однако в 1945-46 гг. репертуар театра оказался настолько неудачным, что дефицит бюджета достиг катастрофических масштабов: последний директор театра Кяюхкё счел, что после поражения в войне играть серьезные эмоциональные произведения будет некорректно, и составил репертуар на 85% из развлекательных произведений. Как оказалось, ожидания публики были прямо противоположными, и почти никто не посещал представления театра. Это привело к резкому упадку экономики театра, банкротству, прекращению его деятельности и ликвидации Финского Провинциального театра как учреждения.

Имущество театра было распродано в другие театры Финляндии, а огромная библиотека, содержащая уникальные документы и даже единственные экземпляры пьес, некоторые из которых были написаны специально для исполнения в Выборгском театре, была передана в Центральную Театральную библиотеку, став, таким образом, доступной будущим поколениям финских театральных деятелей. А в Выборге театральная традиция нарождалась заново, теперь уже силами советских артистов.

 

 

 

Театр в советском Выборге

 

1940-1941 годы

Историю советской театральной жизни города Выборга следует начинать с 1940 года, когда наш город стал частью Карело-Финской ССР. Однако воссоздать более-менее полную картину событий в этот непростой межвоенный период по имеющимся в нашем распоряжении материалам весьма сложно. Опираясь лишь на информацию газеты «Виипурский большевик», с уверенностью можно заключить следующее.

19 октября 1940 года романтической драмой Виктора Гюго «Анжело» начал свою творческую деятельность Виипурский государственный театр русской драмы (в афише название театра указано и на финском языке – Viipurin Venäläinen Valtion Draamateatteri). Этот профессиональный театр просуществует всего один сезон с октября 1940 по апрель 1941 года, сыграв 10 спектаклей. В их числе упомянутый «Анжело» В. Гюго, «Собака на Сене» Лопе де Вега, «Свадьба Фигаро» Бомарше, комедия «Лес» и «Доходное место» А. Н. Островского, «Свадьба Кречинского» А. Сухово-Кобылина, «Разлом» Б. Лавренева, комедия «Чужой ребенок» В. Шкваркина и др.

Директором Виипурского театра был назначен П. С. Ящук, художественным руководителем – М. И. Бредов. Последний выступил и в качестве режиссера-постановщика основной части спектаклей. Как можно судить по коротким заметкам, театр в начале своей работы столкнулся с рядом проблем. Например, отсутствием тепла и воды в помещениях. Но подобные бытовые сложности были преодолены уже к концу сезона, как и то обстоятельство, что труппа актеров и технический цех не были укомплектованы полностью, а им, судя по рецензиям, приходилось работать в большой спешке. Но, несмотря на это, критики отмечали особую слаженность едва созданного коллектива, профессионализм артистов, единый темп и ритм спектаклей. В отношении постановки «Собака на сене» (режиссёр М. И. Бредов) отмечалось красочное оформление художника А. И. Сегала и превосходная, яркая музыка композитора А. И. Голланда[6].

Интересным исследовательским открытием стало то, что оформление спектакля «Анжело» готовил Михаил Павлович Бобышев – театральный художник, известный живописец и график, чьи произведения теперь хранятся в Русском музее, Третьяковской галерее и во многих других музеях и частных собраниях России и зарубежья. «Я с большим подъемом работал над оформлением спектакля «Анажело» - пишет профессор М. Бобышев в местной газете - В этой работе я добился лаконизма и выразительности всех элементов оформления. Работа в Виипурском государственном театре русской драмы дает мне большое творческое удовлетворение, и я с искренним увлечением приступил к работе над пьесой «Женитьба Фигаро», которая является очередной нашей совместной работой с М. И. Бредовым»[7] (хотя вариант написания фамилии «Бобышов» встречается чаще, мы использовали исходную орфографию, встречающуюся и в некоторых книжных изданиях).

Завершив свой первый сезон, коллектив отправился в гастрольную поездку по Ленинградской области. В Выборг же с 12 по 17 апреля приезжает Псковский Государственный драматический театр со спектаклями по классической драматургии («Бесприданница» А. Н. Островского, «Обрыв» И. А. Гончарова, «Звезда Севильи» Лопе де Вега) и постановками пьес советских писателей («Полководец Суворов» И. Бахтерова и А. Разумовского, «Фельдмаршал Кутузов» В. Соловьева и др.). Вслед за ними 20 мая Выборг посещает Второй Белорусский Государственный театр драмы. Доподлинно можно говорить о том, что выборгской публике были представлены «Иринка» К. Чернова (на белорусском языке), «Наши дни» С. Герасимова и «Привидения» Г. Ибсена.

Домой Виипурский государственный театр русской драмы вернулся в конце июня 1941 года (ориентировочно 18 – 19 числа), побывав в Пскове, Старой Руссе и Новгороде. В дальнейшем театр планировал отправиться в конце июля с гастролями в Ленинград и Петрозаводск. С этой целью с первого числа актерская трупа должна приступить к работе над двумя большими постановками: «Лейтенант Волгин» о взятии Виипури и «Собора Парижской Богоматери» по роману В. Гюго.

Завершается последняя заметка о театре межвоенного Выборга словами - «Зимний сезон в Виипури театр откроет 1 октября». Из-за начавшейся войны этим планам нашего театра не суждено было сбыться и на этом мы теряем его след.

 

1945-1990-е годы

Советская театральная культура во многом опиралась на самодеятельную активность горожан. В послевоенном Выборге существовало действительно большое количество кружков самодеятельности; почти на каждом предприятии имелся круг активных творческих людей, готовивших небольшие постановки, либо целые концертные программы. Так в 1948 году в смотре кружков творческой самодеятельности приняло участие 25 коллективов[8]. Их точное число назвать достаточно трудно и мы перечислим лишь несколько объединений: учащиеся педагогического училища, кружок клуба морского торгового порта, таможенники, милиционеры, драматический кружок городской пожарной охраны, клуб целлюлозно-бумажного комбината, а также любители театрального искусства сетевязальной фабрики, кондитерского комбината и комбината «Главпарфюмер», на которые временами сетовали корреспонденты.

Театральный коллектив клуба железнодорожников стоит рассмотреть отдельно в качестве образцового. Такой выбор обусловлен положением железнодорожников в городе, информацию о котором мы можем почерпнуть по постоянно меняющемуся порядку построения на Общегородской октябрьской демонстрации, публиковавшийся в местной печати. Для обрисовки контекста, приведем в пример 1946 год: в I колонну входили учащиеся школ и училищ, во вторую колонну – железнодорожники. И только в третьей колонне шли все остальные городские предприятия по степени значения в городе: 1. Морской порт, 2. Сетевязальная фабрика, 3. Мелькомбинат, 4. Мыловаренный завод, 5. Пивоваренный завод, 6. Кондитерская фабрика, 7. Швейно-обувная фабрика, 8. Мясокомбинат, 9. Хлебозавод, 10. Типография, 11. Завод сельхозмашин, 12. Горсовет и его отделы, 13. Райсовет и его отделы, 14. Контора связи, 15. Энергоуправление, 16. Горкомхоз, 17. Ремстройконтора, 18. ОСМ №1, 19. Швейно-трикотажная фабрика, 20. Выборгторг, 21. Госпиталь восстановительной хирургии и другие организации[9].

Поэтому благодаря своему положению клуб железнодорожников в конце 1940-х годов обладал всеми характерными признаками образцового коллектива своего времени. Во-первых, это единственный городской коллектив, постановкам которого уделялось особое внимание: их не просто упоминали в числе участников смотров, а посвящали их работам отдельные статьи. Вместе с тем, в этом клубе действовал  не только драматический кружок, но и хор, отдельная вокальная группа, а также «учащиеся престижной школы железнодорожников №47 с акробатическими этюдами»[10]. В-третьих, концертная бригада и драматический кружок железнодорожников выезжали с концертами и спектаклями на станции и в пионерлагеря. И, в четвертых, у коллектива было свое здание клуба. Во многом оно играло роль первого Дома Культуры – здесь проходили партийные собрания, киносеансы, утренники и вечера. Такая роль ему выпала, вероятно, благодаря наличию отопления, с которым в послевоенном городе нередко возникали большие сложности.

Профессиональный театр в первые послевоенные годы город содержать не мог. Однако с целью приема гастролирующих коллективов было отремонтировано здание временного Городского Театра на улице Ленина, 20. Имеющиеся в нем зрительный зал, вестибюль, фойе и буфеты были сданы в арендное пользование Областному Отделу Искусств Леноблисполкома в июне 1945 года. В тексте протокола, зафиксировавшего это событие, указано, что необходимо обязать директора театра Грановского в течение месяца организовать и открыть буфет-ресторан, а также выделить в здании 2 квартиры для оборудования общежития для приезжающих артистов.

В следующем 1946 году на базе этого Городского Театра создается Выборгский Городской Дом Культуры. Из средств бюджета были выделены средства на покупку стационарной звуковой киноустановки, оборудования местного радиоузла и радификацию Дома Культуры, а также на закупку плюша, бархата и шелка, люстр, стекла на 500 м2 и 400 штук стульев для оборудования залов[11]. Забегая вперед, хочется добавить, что в 1949 году повторно выделились средства на закупку гарнитура мягкой мебели, 12 люстр и бархатных гардин на окна и двери[12].

С 1947 года в газете печатаются афиши, приглашающие на выступления Московского государственного оперно-драматического театра имени Народного артиста СССР К. С. Станиславского, Ленинградского областного драматического театра, Ленинградского театра драмы и комедии, Ленинградской государственной филармонии, Ленинградского государственного гастрольного театра, Областного Государственного драматического театра, Ленинградского ансамбля оперетты под руководством Бронской и др. В качестве площадок фигурировали клуб железнодорожников, Концертный зал (Дом Офицеров на улице Димитрова (дом №5) и городской Дом Культуры.

1948 год оказался поворотным для театральной жизни города Выборга. 7 ноября дал премьеру только что созданный Выборгский драматический театр под руководством лауреата Сталинской премии и заслуженного артиста РСФСР Василия Васильевича Меркурьева. Этого события город ожидал с особым волнением – в газетах публикуются заметки о ремонте внутренних помещений театра, например, покраске стен зрительного зала светло-зеленой масляной краской, и о прочих сопутствующих ремонтных работах. Труппу театра – выпускников актёрского факультета Государственного Ленинградского театрального института – встречает духовой оркестр с представителями горкома ВКП(б), горисполкома, горкома ВЛКСМ и пионерами.

Сезон открыл спектакль «Тристан и Изольда» А. Бурштейна, поставленный женой Меркурьева и дочерью знаменитого режиссера Ириной Всеволодовной Мейерхольд. Далее в репертуаре 1948 года у театрального коллектива стояли постановки: «Девочки» В. Пановой, «Обыкновенный человек» Л. Леонова, «Слава» В. Гусева, «Глубокие корни» Арно Д’юссо и Дж. Гоу, «Правда – хорошо, а счастье лучше», «Женитьба Белугина» и «Поздняя любовь» А. Островского, «Путаница» Ф. Лопе де Вега и «Три сестры» А. Чехова. Давались спектакли не только на площадке городского Дома Культуры, но и в городах Энсо (Светогорск), Приморск, Лесогорский и поселке Советском[13].

В целом, публика тепло отзывалась об актерских талантах и выборе пьес нового Выборгского театра, однако отмечала низкий уровень художественного оформления спектаклей. Об этом же писал в своем ходатайстве председатель Исполкома Выборгского Горсовета председателю Исполкома Ленинградской области. Он просил о капиталовложении в сумме 400 тысяч рублей на приобретение оборудования и инвентаря для городского театра, ссылаясь на абсолютное отсутствие необходимых вещей, даже костюмерной. Вместе с тем, он просил посодействовать преобразованию трудового коллектива в Выборгский государственный драматический театр с уходом на систему полной самоокупаемости (хозрасчета)[14].

Однако, исходя из дальнейших событий, можно предполагать, что просьба городской администрации не была удовлетворена и Выборгский драматический театр, просуществовав около года, по причине скудного финансирования был расформирован и актерский состав вернулся в Ленинград.

В последующие три десятилетия, вплоть до основания профессионального тетра «Святая Крепость» Выборг станет местом сосуществования двух любительских театров, которые вместе будут формировать театральную среду Выборга.

В мае 1948 года художественный руководитель Дома Культуры Иван Никифорович Устинов объявляет о регистрации всех участников художественной самодеятельности города и района: лучшие из них будут включены в состав нового театра, который создается на базе Дома Культуры. Здесь же будет организован методический кабинет, консультирующий кружки художественной самодеятельности.

Спустя два месяца 26 и 27 июня дается премьера «Старые друзья» лауреата Сталинской премии Л. Малюгина. Эта пьеса повествует о трех днях из жизни молодых ребят, столкнувшихся с войной. 21 июня 1941 года, 21 июня в блокадном Ленинграде и 21 июня 1945 раскрываются через жизни выпускников-десятиклассников, собирающихся на квартире их любимой учительницы. Постановка была отмечена слаженной работой актеров, грамотной помощью режиссера в деле раскрытия образов и оформлением декораций художниками. «В первую очередь в этом большая заслуга И. Н. Устинова, который сумел сплотить вокруг студии молодежь, подготовить ее для выступления перед зрителем» - описывает первую премьеру газета «Выборгский большевик». «Единственный недостаток спектакля – это духовой оркестр, почему-то посаженный в раковину перед сценой. Пожалуй, его следует перенести на сцену, откуда он будет звучать значительно лучше и больше наполнит спектакль музыкой»[15]. Интересный комментарий, который заостряет внимание на одной характерной для того времени детали: спектакли сопровождались живой музыкой оркестра – большая редкость в наши дни.

Перечисление последующих спектаклей могло бы составить несколько листов, заполненных мелким шрифтом; мы отметим лишь, что коллектив обращался к произведениям актуальных советских драматургов и классиков русской литературы, таких как А. Островский, М. Горький, В. Маяковский, А. Чехов и др.

Первые десять лет он существовал в качестве драматического коллектива (в иных источниках – театральной студии), но после 10 лет работы в сентябре 1958 года был реорганизован в драматический театр народного творчества. Артисты осветили в прессе это событие как «начало своего существования»[16] и даже отсчет театральных сезонов пошел заново. На сцену были приняты самые способные исполнители из коллективов художественной самодеятельности города и района, в качестве главного режиссера возобновил работу И. Н. Устинов. Данное событие посодействовало передаче театру складских помещений магазина №24, располагавшегося в этом же здании, с целью устройства в этих пространствах костюмерной. Как вспоминал один из жителей Выборга в личной беседе, театр занимал только первый этаж Дома Культуры, попутно подстраиваясь под расписание кинотеатра «Мир», располагавшегося здесь же. Второй этаж здания содержался военными (в одном из источников на момент 1945 года указан «Армвоенторг»). В случае необходимости директор дома пионеров Е. Е. Дьяченко обязан был предоставлять сценическую площадку для проведения репетиций на улице Ушакова, 6 (значительно позже эту роль стало выполнять помещение на улице Мира, 3). Вместе с тем, по документам за драматическим театром закреплялись администратор, помощник режиссера, заведующий электроцехом, заведующий костюмерным цехом, заведующий реквизитным цехом, заведующий гримерным цехом, художник, машинист сцены, завхоз и 0,5 единицы бухгалтера[17].

Характерной особенностью театральной культуры 1960-х годов является и закрепленная в документах система кураторства. Она способствовала созданию среды студийной учебы для артистов народных театров. В Выборге проводились занятия по сценическому движению, пластике, технике речи, а также истории театра, марксистко-ленинской эстетике и другим общеобразовательным и театральным дисциплинам. «У театра замечательные шефы – писал в 1960 году инструктор-массовик Дома Культуры – Ленинградский Академический театр драмы имени А. С. Пушкина и Театральный институт им. А. Н. Островского. Каждую неделю в Выборг приезжают педагоги, мастера сцены из Ленинграда: профессор И. Э. Кох, режиссер Академического театра Р. С. Агамирзян, преподаватель института К. В. Куракина и другие»[18]. Связи между Выборгским театральным сообществом и Ленинградом попутно устанавливали и выборгские артисты, получившие профессиональное образование, например Нина Егги. Как рассказывают выборжане, с дружественными визитами ее посещали студенческие друзья – «золотой состав» Большого Драматического Театра. 

Методическую помощь оказывал в свою очередь драматический театр и самодеятельности города и района, работая над совместными постановками, а также регулярно выезжая со спектаклями в Лесогорский, города Светогорск, Приозерск и Приморск, посёлки Советский и Большое поле. Например, только в 1959 году в районных колхозах и совхозах было дано 50 спектаклей[19].

В это время актерский состав готовит инсценировку романа «Как закалялась сталь» Н. Островского и показывает её в Ленинграде на театральной декаде, посвященной XXI съезду КПСС. По результатам работы здесь же коллективу присваивается почетное звание Народного театра[20].

В целом, подобные гастрольные поездки в Ленинград с последующим обсуждением проделанной работы были обыденным делом. В качестве критиков выступали известные театральные деятели Ленинграда, артисты и опытные режиссеры. Вместе с тем, театр регулярно являлся участником областных, региональных и всероссийских смотров, международных фестивалей. Для более простого восприятия информации перечень площадок и постановок представлен в виде таблицы.

 

Год

Площадка

Постановка

Комментарий

1961

Оренбургские степи, целинные земли

«Иркутская история»

А. Арбузова

(Режиссер –

И. Н. Устинов)

В течение 6 недель артисты проехали по степям более двух тысяч километров. Спектакль был показан 46 раз зрителям 33 населенных пунктов и полевых станций[21]. За проделанную работу театр отмечен Оренбургским областным комитетом партии и облисполкомом. Областной комитет ВЛКСМ наградил коллектив театра грамотой. Областное управление культуры отметило всех участников Почётными грамотами.

1965

Всероссийский смотр сельской художественной самодеятельности,

г. Москва

(Кремлевский театр)

«Клоп»

В. Маяковского

(Режиссер –

И. Н. Устинов)

Присвоено звание Лауреата Всероссийского смотра

1972

Смотр народных театров Ленинградской области,

г. Ленинград

«Сослуживцы»

Э. Брагинского и

Э. Рязанова

(Режиссер –

Б. П. Фурнэ)

Диплом I степени

Май

1973

Смотр народных театров северо-западной зоны, посвященный 50-летию образования СССР,

г. Калининград

«Птицы нашей молодости»

И. П. Друцэ

(Режиссер –

Б. П. Фурнэ)

Присвоено звание Лауреата Всероссийского смотра

Декабрь 1973

Всероссийский смотр Народных театров,

г. Москва

(Театр им. А. С. Пушкина)

«Птицы нашей молодости»

И. П. Друцэ

(Режиссер –

Б. П. Фурнэ)

Постановка признана одной из самых лучших. Автор пьесы, присутствовавший на показе, «поблагодарил коллектив театра и дал очень высокую оценку спектаклю, сказав, что он видел по-настоящему зрелое мастерство и актеров и режиссера»[22].

1975

Фестиваль любительских театров, посвященный 30-летию освобождения Чехословакии от фашистских захватчиков,

г. Ираскув-Гронов (Чехословакия)

«Тепм-1929»

по мотивам произведений

Н. Ф. Погодина

(Режиссер –

Б. П. Фурнэ)

На фестивале присутствовали гости и представители самодеятельных коллективов из разных стран: Польши, Болгарии, ГДР, Югославии, Англии, Италии и США. На заключительном этапе фестиваля была отмечена работа Выборгского народного театра. По результатам, ему вручили грамоту и приз – вазу[23].

1977

Смотр народных театров северо-западной зоны, посвященный 60-летию Великой Октябрьской социалистической революции,

г. Москва

«Большевики»

М. Шатрова

(Режиссер –

Б. П. Фурнэ)

Присвоено звание Лауреата Всероссийского смотра

1981

Фестиваль рабочих театров,

г. Миккели (Финляндия)

«Левша»

Б. Рацер,

Б. Константинова

(Режиссер –

Б. П. Фурнэ)

Дипломанты фестиваля

1983

Фестиваль русской и советский драматургии,

г. Сваты (Чехословакия)

«Святой и грешный»

В. Варфоломеева

(Режиссер –

Б. П. Фурнэ)

(показ сопровождал заранее подготовленный перевод текста пьесы)

Театр награжден дипломами оргкомитета фестиваля и Почетными грамотами Общества чехословацко-советской дружбы.

Таблица 1

 

Во многом этот успех актерского состава обусловлен личностью главного режиссера театра Бориса Петровича Фурнэ. Человек незаурядного творческого таланта, умелый и тонкий педагог, он обладал необыкновенными организаторскими способностями. Прежде чем возглавить Народный театр, он с 1967 по 1971 годы проработал художественным руководителем Дома Культуры, а ранее (1964 – 1967) режиссером театра миниатюр, располагавшегося здесь же. «Шесть лет я играл под началом Ивана Никифоровича [Устинова] во всех спектаклях. Потом в сентябре 1971 года он сдал театр мне, – вспоминает Б. Фурнэ по случаю 30-летия Народного театра, – Это был сложившийся коллектив, добившийся значительных успехов. <…> Прежде всего мы брались за пьесы, посвященные проблемам дня или отражающие героическое прошлое советского народа <…>.

Люди разных профессий и возрастов посвящают свое свободное время актерскому труду: рабочие, инженеры, педагоги. Столько приносит он трудностей, но и радости тоже – от общения с искусством. Для многих самодеятельная сцена стала ступенькой к профессиональной. Сейчас в театрах страны работают Михаил Сапожников, Валерия Кабина, Лидия Манюк, Владимир Лисецкий. <…>

Коллектив у нас дружный, вместе переживаем печали и радости, каждый старается помочь товарищу. С первых лет в театре его ветераны Нина Егги, Ирина Григорьева, Алина Курицына. В юношеском коллективе «Спутник» начали свой актерский путь Нэла Сапрыкина и Юрий Образов. <…> Вслед за ними пришли в театр Александр Позднышев, Борис Соболев, Борис Иванов, я и Нина Фурнэ, Бауманы, Мария Цырулева. В последние годы коллектив пополнился способной молодежью. Владимир Борисов, например. Он пробует силы и в режиссуре. Радость первых успехов ощутили Галина Широкова и Любовь Акимова»[24].

За все время своей работы Б. П. Фурнэ поставил около 30 спектаклей, нешаблонно выстроенных, художественно точных и с большим вкусом. Хочется отдельно отметить, что в 1980-е годы коллектив театра под его началом обрел такую уверенность в своих силах, что взялся за постановку трагедии Шекспира «Ричард III», работа над которым продолжалась почти два года. Спектакль вызвал восторг у выборгских зрителей, которые делятся им и сейчас спустя десятилетия. Вместе с тем «Ричард III» получил высокую оценку у жюри областного фестиваля «Театральная весна» и с большим успехом был показан на сцене Ленинградского академического театра комедии[25].  

По результатам плодотворной работы в 1985 (по некоторым источникам – в 1986) году Борису Фурнэ присвоили почетное звание Заслуженного работника культуры РСФСР. Его жена – Нина Фурнэ – достигла потрясающих результатов в качестве режиссера юношеского драматического коллектива Дома Культуры «Спутник» и была отмечена медалью «За доблестный труд»[26].

К сожалению, с кончиной Бориса Петровича в декабре 2003 года Народный театр прекратил свое существование. На этом сказались и бытовые факторы - проблема маленького помещения на улице Мира, 3 и отсутствие притока новых артистов. Театр в последние годы держался на ветеранах, а молодежь, не задерживаясь, приходила с целью поступления через год-другой в театральный вуз. Малое количество ценителей сценического искусства в Выборге, на которое сетовал Борис Петрович, привели к тому, что уже в 1989 году «на многих спектаклях зал полупустой». Вместе с тем, вопреки тенденциям, вынуждавшим театры идти на поводу у массового зрителя, Фурнэ выбирал для постановки только серьезный материал. «Пусть в зале будет 20 человек. Но это будут истинные любители театра»[27] - заключал он.

Сейчас в среде неравнодушных жителей города Выборгский Народный театр городского Дома Культуры вспоминается с особой теплотой и не иначе как «Театр Фурнэ». 

Здесь уместно упомянуть второй театр, параллельно существовавший в городе – Народный театр Советской Армии. С учетом того, что история данного коллектива очень подробно изучена Николаем Михайловичем Кузьминым и изложена им в доступном читателю издании, с полным описанием всех спектаклей, великолепной коллекцией фотографий и даже перечнем всех публикаций периодической печати, освещавших их деятельность, мы не будем останавливаться на нем подробно. Отдельно процитируем из книги лишь некоторые детали, которые дополнят сложившуюся картину и помогут нам почувствовать атмосферу театральной культуры советского Выборга.

Свои истоки ныне действующий Выборгский Народный театр Дворца Культуры берет в 1948 году. Тогда 6 ноября театральный коллектив Дома Офицеров представляет свою первую постановку «Жили три друга» А. Успенского. В качестве режиссера выступил уже упоминавшийся И. Н. Устинов.

Его коллега, инструктор по культурно-художественной работе Выборгского Дома Офицеров и создатель театрального объединения Василий Васильевич Кляузов записал свои воспоминания, передающие дух тех лет: «коллектив пока маленький, камерный: Костя Малахов, Оля Порецкая, Лида Еременко, Инна Фарбер, Лидия Попова и я. Все мы единомышленники и влюблены в своего режиссера – Никифорыча, а он влюблен в нас. Поэтому наш первый спектакль по пьесе идет как в сказке, слаженно, гармонично, в едином темпоритме. Я впервые после войны вышел на сцену. Смотрю в бархатные глаза Оли Порецкой, говорю ей слова героя пьесы о любви и люблю ее прекрасной возвышенной любовью. А Костя Малахов! А Лида Еременко! Какие талантливые, какие бесконечно милые люди! Не забуду их во веки веков!»[28].

Театральное движение послевоенного Выборга подняли на качественно новый уровень ряд энтузиастов, первыми из которых были именно И. Н. Устинов и В. В. Кляузов. Иван Никифорович, организовав в 1948 году при Доме Культуры драматический кружок с методическим кабинетом, курирующим самодеятельность, выступал в качестве постановщика многих любительских спектаклей города. Но вскоре он отправился работать в театры городов Камышина, Сталинграда, Днепропетровска и Урюпинска (1951 – 1956 гг.), передав руководство коллективом Дома офицеров В. В. Кляузову. В 1956 году он возвращается в Выборг, с чем и связана уже описанная реорганизация театрального кружка ДК. Интересно то, что в этот период сложно провести грань между актерским составом Дома Офицеров и Дома Культуры. Например, в 1959 году В. В. Кляузов публикует в газете статьи о жизни Народного театра ДК, подписываясь его актером, а в 1961 году оправляется с ним в поездку по Оренбургским степям в качестве заведующего постановочной частью.

Поддержание теплых человеческих отношений в коллективе во многом зависят от руководителей. Позиция И. Н. Устинова по этому вопросу сохранилась для нас в заметке, написанной к окончанию четвертого театрального сезона (1962): «Нашему театру нужны сильные характеры и необыкновенная индивидуальность в исполнении. Для нас важнее всего воспитывать характер актера. Только такие люди смогут слиться в единую силу и стать творческим коллективом. Нужна истинно значительная цель для нашего народного театра, большое дело, настоящее, возвышенное человеческое «я».

Нам нужна в народном театре свежая атмосфера душевной цельности, влюбленности в свое дело и преданности ему. Очень хочется, чтобы такой именно была позиция нашего театра. Честная, жизнеутверждающая, дарующая силу коллективу»[29].

За свою профессиональную деятельность И. Н. Устинов сыграл около ста ролей и поставил более 60 спектаклей. Его работа была отмечена в 1965 году присвоением почётного звания Заслуженного работника культуры РСФСР.

Возвращаясь к драматическому кружку Дома Офицеров, отметим, что за высокое профессиональное мастерство и большую патриотическую работу среди военнослужащих решением Военного Совета Ленинградского военного округа в 1959 году коллективу было присвоено знание Народного театра. В штат, соответственно, были уже официально введены ставки режиссера и заведующего постановочной частью[30]. Почетное звание, положив начало Народному театру, в то же время было присуждено уже сложившейся в 1948 году структуре с видимой преемственностью постепенно меняющегося и пополняющегося актерского состава, чья подвижность вполне логична в рамках любительской культуры. Современники оценивали это событие как «творческий скачок от <…> кружка к <…> театру»[31], который теперь принялся за работу над более сложным сценическим материалом.

В целом, Народный театр Советской Армии за многолетнюю историю своего существования был также отмечен медалями всесоюзных и всероссийских фестивалей народного творчества (1967, 1975 и 1986). В качестве отдельных штрихов отметим, что поставленный ими спектакль «Бранденбургские ворота» М. Светлова был показан по Ленинградскому телевидению, а в особо тяжелые времена, связанные с частой сменой режиссеров, коллективу приходил на помощь преподаватель Ленинградского государственного института культуры им. Н. Крупской Валентин Михайлович Мультатули. Для того, чтобы поставить спектакль «Не было ни гроша, да вдруг алтын» А. Островского, он приезжал в Выборг на репетиции после занятий и утром в 4 часа возвращался в Ленинград к студентам[32]. В 1996 году театр меняет учредителя и переезжает в муниципальный Дворец Культуры, где мы находим его и сейчас под руководством 21-го режиссера А. С. Костёнкова.   

Не можем мы обойти вниманием еще один существующий сегодня театр, чье создание, к сожалению, не так широко освещено и подробно изучено – Детский театр кукол. Хотя в разных источниках встречаются четыре возможных варианта даты основания коллектива (1962, 1965, 1966 и 1968 годы), в качестве его исходной точки мы возьмем 1966 год, так как именно тогда «Выборгский коммунист» пишет о его зарождении: «совсем недавно выборгские ребята отметили рождение нового коллектива Дома Культуры. В апреле месяце был показан первый спектакль кукольного театра «Сембо» по сценарию Ю. Елисеева»[33]. Сложно сказать, с чем связано такое разнообразие дат; возможно, что в прессе нам встретились опечатки (такое логично предположить в отношении двух дат - 1965 и 1968), либо на то были какие-то внутренние причины, не известные массовому современному читателю.

Создателем и руководителем юношеского объединения стал Лев Васильевич Нейлау, посвятивший жизнь выборгским самодеятельным театрам. В начале 60-ых годов  он возглавил агитбригаду Выборгского городского Дома Культуры, играл в спектаклях театра Фурнэ, а также участвовал в ежегодном конкурсе чтецов на Красной площади. На пятнадцатилетие юношеского коллектива, отпразднованного в декабре 1981 года, он писал: «Театр был создан в 1966 году при городском Доме Культуры на базе 6-а класса школы №7. Ребята, как правило, занимаются у нас до десятого класса, и надо сказать, что для многих из них работа в коллективе послужила хорошей подготовкой для поступления в театральные вузы. Так, Нина Беляева поступила в Ленинградский институт театра, музыки и кинематографии. В настоящее время она актриса Большого театра кукол в Ленинграде; Яша Степанов закончил этот же вуз, и теперь он ведущий актер ТЮЗа; Андрей Матвеев поступил в институт культуры на режиссерское отделение; Елена Товпенец закончила этот же институт и работает на «Ленфильме»»[34]. Имея профильное образование в области режиссуры кукольных театров, Л. В. Нейлау проводил занятия по сценическому движению и сценической речи, технологии изготовления кукол на уровне профессионального училища. Поэтому многое в детском театре, по словам его художественного руководителя, создавалось руками самих актеров: куклы, свет, бутафория, декорации. Помогал им в этом и первый художник театра – Валерий Фролов.

По результатам плодотворной работы коллектива в 1974 году ему присуждается почетное звание Народного театра кукол. Теперь за ним закрепляется шефство Ленинградского института театра, музыки и кинематографии, педагоги которого проводят занятия по театральной программе института. Площадкой театра выступали несколько адресов в разные годы – Дворец Культуры, помещения на Спортивной ул., 4, которые были переданы Народному театру кукол в 1978 году, и теперь помещение на ул. Мира, дом 3.

 

Сложно не заметить некую общность в путях творческого развития и проблемах театров Выборга на протяжении столетия. Порой отдельные проявления принимают поистине гротескные формы.

Так, несмотря на то, что в Выборге успешно существовали два Народных театра, в 60-е годы в печати можно обнаружить свидетельства того, что широкие слои населения попросту не осведомлены об их наличии. «Мне не раз приходилось слышать такие слова: «Все хорошо в Выборге, только театра нет». Как нет театра? – восклицала сотрудница городской библиотеки, – Недавно ездил в Москву народный театр Советской Армии с отличной постановкой «Бранденбургские ворота» М. Светлова. Когда на афишах столицы стоит имя нашего города, говорить, что у нас нет театра, значит, быть равнодушным к театру вообще»[35]. Крайне сложно сказать сейчас, по прошествии лет, в чем могла бы заключаться причина такого положения дел. В любом случае, факт остается фактом: исторически, даже при наличии интереснейших культурных процессов в городе, участие в них принимает ставнительно небольшое число людей.

Ситуацию в наше время также достаточно непросто оценить. Определенная прослойка ценителей театра и интересующихся искусством людей, безусловно, заполняет залы выборгских театров – как, впрочем, и во все былые времена: на спектаклях «Святой крепости» и Народного театра всегда полный зал. Конечно, это свидетельствует, по крайней мере, о наличии интереса к театральному искусству.

Тем не менее, нельзя не заметить, что театральная жизнь Выборга исторически базируется на инициативе отдельных личностей: именно вокруг талантливых и активных деятелей формируется та или иная артистическая среда, нередко исчезающая или полностью трансформирующаяся после их ухода (как это произошло, например, с театром Фурнэ).

В широкой исторической перспективе, учитывая, что город Выборг менял государственную принадлежность больше одного раза за прошедшие сто лет, а вместе с ней менялись социальное устройство, язык, система управления и культурные реалии, вряд ли уместно говорить об упадке культуры или социальном неравенстве как о ключевых причинах невысокого интереса широких слоёв населения к местному театру. Логично предположить, что выяснение глубоких причин требует сопоставления с историческими фактами, относящимися к культурной и социальной истории Выборга в целом.

Безусловно, замечательно то, что подготовка выставки дала нам повод проследить такое количество фактов из истории, которые могут как обогатить наше понимание современности, так и, возможно, помочь нам в предвидении грядущих перспектив. Остается лишь надеяться, что многовековая история местной культурной жизни, представляющая огромное поле для изысканий, продолжит вдохновлять исследователей на подробное и глубокое изучение.

                            

Список использованной литературы

Издания на русском языке:

 

  1. Кузьмин Н. М. Народный театр: с 1948 г. по 1996 год - Выборгский Нар. театр Сов. Армии. С 1996 г. - Нар. театр Муниципального Дворца Культуры / Н. Кузьмин. - Выборг : б. и., 2008.

Издания на иностранных языках:

1. Hirn, S. Teater i Viborg / Svenska Literatursällskapet i Finland, Helsingfors, 1970.

2. Pärnänen, V. Viipurilaista teatterielämää / Kustannusosakeyhtiö, Helsinki, 1950.

3. Veistäjä, V. Viipurin ja muun Suomen Teatteri / Kustannusosakeyhtiö, Helsinki, 1957.

Статьи в периодических изданиях:

  1. Белокурова Э. На Московской сцене // Выборгский коммунист. 1973. – №250. С. 4.
  2. Белокурова Э. Театр за ширмой // Выборгский коммунист. 1966. - №148. С. 3.
  3. Бобышов М. Моя работа // Виипурский большевик. 1940. – №12.
  4. Виноградов Н. Зреет мастерство Народного театра // Выборгский коммунист. 1960. - №242. С. 4.
  5. Городилова Э. Театр вернулся из Гронова // Выборгский коммунист. 1975. – №165. С. 1.
  6. Гастроли городского театра // Выборгский большевик.  1948. – №226. С. 3.
  7. Ильин С. Первая премьера // Выборгский большевик. 1948. - №128. С. 3.
  8. Как Г. Яркий Спектакль // Виипурский большевик. 1941. – №10.
  9. Карсаков С. Трудные дни театра // Выборгский коммунист. 1989. – №205. С. 3.
  10. Кляузов В. Год работы народного театра // Выборгский коммунист. 1959. – № 220. С. 4.
  11. Оборудование Дома Культуры // Выборгский большевик.  1949. - № 149. С. 4
  12. Осенчакова Г. Нити добра // Выборгский коммунист. 1982. - №4. С. 4.
  13. Подготовка к смотру кружков художественной самодеятельности // Выборгский большевик. 1948.. №226. С. 3.
  14.  Порядок Общегородской октябрьской демонстрации в г. Выборге 7 ноября 1946 года // Выборгский большевик. 1946. – №211. С. 4.
  15. Савина Н. Режиссер «Спутника» // Выборгский коммунист. 1970. – №149. С. 2.
  16. Смирнова Л. В гостях у Несмеяны // Выборгский коммунист. 1967. – № 104. С. 3.
  17. Титов М. Смотр художественной самодеятельности железнодорожников // Выборгский большевик. 1949. - № 144. С 4. 

18. Устинов И. Когда занавес опущен // Выборгский коммунист. 1962. – №158. С. 4.

       19. Федорович В. Дни труда и творчества // Выборгский коммунист. 1960. – №17. С. 4. 

       20. Федорович В. Дни труда и творчества // Выборгский коммунист. 1960. – №17. С. 4.

       21. Фурнэ Б. Возраст зрелости // Выборгский коммунист. 1978. – №255. С. 3.

       22. Фурнэ Б. На пороге зрелости // Выборгский коммунист. 1984. – №230. С. 3.

 

 Список архивных документов:

  1. Из протокола №20 от 18.09.1958 «О создании драматического театра народного творчества» ЛОГАВ Ф. Р-437. Оп. 2. Д. 256. Л. 175,176
  2. Протокол №56 от 09.12.1946 «Об организации Выборгского городского Дома культуры на базе городского театра» ЛОГАВ Ф. Р-437. Оп. 2. Д. 37. Л. 116,117
  3. Ходатайство исполкома горсовета  «Об организации Выборгского государственного драматического театра» ЛОГАВ Ф. Р-1407. Оп. 1. Д. 78. Л. 1.

 

Танина В.В., Эйрус-Шулепов С.А., сотрудники МАУК «Библиотека А. Аалто»

 

 

 

 

 

 



[1] Раздел подготовлен по изданию: Hirn, S. Teater i Viborg / Svenska Literatursällskapet i Finland, Helsingfors, 1970.

[2] Раздел подготовлен по изданию: Veistäjä, V. Viipurin ja muun Suomen Teatteri / Kustannusosakeyhtiö, Helsinki, 1957.

[3] Здесь необходимо отметить важную и несколько необычную деталь: в финской театральной традиции «директор театра» – не чисто административное лицо, но также и художественный руководитель и режиссёр. Поэтому, хотя должность и называется «директор», фактически имеется в виду человек, полностью ответственный и за административный, и за художественный аспекты жизни театра

[4] Раздел подготовлен по изданию: Pärnänen, V. Viipurilaista teatterielämää / Kustannusosakeyhtiö, Helsinki, 1950.

[5] Раздел подготовлен по изданию: Veistäjä, V. Viipurin ja muun Suomen Teatteri / Kustannusosakeyhtiö, Helsinki, 1957.

 

[6] Как Г. Яркий Спектакль // Виипурский большевик. 1941. – №10.

[7] Бобышов М. Моя работа // Виипурский большевик. 1940. – №12.

[8] Подготовка к смотру кружков художественной самодеятельности // Выборгский большевик. 1948. – №226. С. 3.

 

[9] Порядок Общегородской октябрьской демонстрации в г. Выборге 7 ноября 1946 года // Выборгский большевик. 1946. – №211. С. 4.

[10] Титов М. Смотр художественной самодеятельности железнодорожников // Выборгский большевик. 1949. - № 144. С 4. 

 

[11] Протокол №56 от 09.12.1946 «Об организации Выборгского городского Дома культуры на базе городского театра» ЛОГАВ Ф. Р-437. Оп. 2. Д. 37. Л. 116,117

[12] Оборудование Дома Культуры // Выборгский большевик.  1949. - № 149. С. 4

[13] Гастроли городского театра // Выборгский большевик.  1948. – №226. С. 3.

[14] Ходатайство исполкома горсовета  «Об организации Выборгского государственного драматического театра» ЛОГАВ Ф. Р-1407. Оп. 1. Д. 78. Л. 1.

[15] Ильин С. Первая премьера // Выборгский большевик. 1948. - №128. С. 3.

[16] Кляузов В. Год работы народного театра // Выборгский коммунист. 1959. – № 220. С. 4.

[17] Из протокола №20 от 18.09.1958 «О создании драматического театра народного творчества» ЛОГАВ Ф. Р-437. Оп. 2. Д. 256. Л. 175,176

 

[18] Федорович В. Дни труда и творчества // Выборгский коммунист. 1960. – №17. С. 4.

[19] Кляузов В. Год работы народного театра // Выборгский коммунист. 1959. – № 220. С. 4.

[20] Федорович В. Дни труда и творчества // Выборгский коммунист. 1960. – №17. С. 4.

 

[21] Фурнэ Б. На пороге зрелости // Выборгский коммунист. 1984. – №230. С. 3.

[22] Белокурова Э. На Московской сцене // Выборгский коммунист. 1973. – №250. С. 4.

[23] Городилова Э. Театр вернулся из Гронова // Выборгский коммунист. 1975. – №165. С. 1.

[24] Фурнэ Б. Возраст зрелости // Выборгский коммунист. 1978. – №255. С. 3.

[25] Фурнэ Б. На пороге зрелости // Выборгский коммунист. 1984. – №230. С. 3.

[26] Савина Н. Режиссер «Спутника» // Выборгский коммунист. 1970. – №149. С. 2.

[27] Карсаков С. Трудные дни театра // Выборгский коммунист. 1989. – №205. С. 3.

[28] Кузьмин Н. М. Народный театр: с 1948 г. по 1996 год - Выборгский Нар. театр Сов. Армии. С 1996 г. - Нар. театр Муниципального Дворца Культуры / Н. Кузьмин. - Выборг : б. и., 2008. - С. 9.

 

[29] Устинов И. Когда занавес опущен // Выборгский коммунист. 1962. – №158. С. 4.

[30] Кузьмин Н. М. Народный театр: с 1948 г. по 1996 год - Выборгский Нар. театр Сов. Армии. С 1996 г. - Нар. театр Муниципального Дворца Культуры / Н. Кузьмин. - Выборг : б. и., 2008. - С. 12.

[31] Виноградов Н. Зреет мастерство Народного театра // Выборгский коммунист. 1960. - №242. С. 4.

[32] Кузьмин Н. М. Народный театр: с 1948 г. по 1996 год - Выборгский Нар. театр Сов. Армии. С 1996 г. - Нар. театр Муниципального Дворца Культуры / Н. Кузьмин. - Выборг : б. и., 2008. – С. 24-25

[33] Белокурова Э. Театр за ширмой // Выборгский коммунист. 1966. - №148. С. 3.

[34] Осенчакова Г. Нити добра // Выборгский коммунист. 1982. - №4. С. 4.

[35] Смирнова Л. В гостях у Несмеяны // Выборгский коммунист. 1967. – № 104. С. 3.