Воспоминания о Куоккале: Корней Иванович Чуковский (1882-1969)

Воспоминания о Куоккале:  Корней Иванович Чуковский (1882-1969)

 

Корней Иванович Чуковский (1882-1969) известен нам как  автор  детских стихов и сказок. Кто из нас не знает доброго доктора Айболита или таких произведений, как «Мойдодыр», «Муха-цокотуха» или «У меня зазвонил телефон...»?

Настоящее имя писателя  Николай Васильевич Корнейчуков. Еще в  начале литературной деятельности он взял себе псевдоним Корней Чуковский, позже он добавил ненастоящее отчество Иванович. Он был незаконнорожденным сыном прачки, «вырос» из мещанского сословия и стал известным писателем только благодаря своему усердию, огромной работоспособности и  любви к учебе.

Главной страстью в жизни  Корнея Ивановича была литература. Он ее любил, изучал, хлопотал за литераторов, анализировал все, что писалось современниками. Корней Чуковский был не только  одним из лучших детских  писателей, но и блестящим лингвистом, наблюдательным литературным критиком, великолепным переводчиком.

 

Его переводы книг считаются классическими.  Чуковского называли лучшим критиком Серебряного века.  Более 10 лет своей жизни  Корней Иванович провел в Финляндии, в местечке Куоккала.

 В начале XX века Куоккала становится популярным дачным местом у творческой интеллигенции Петербурга. Станцию построил известный в Куоккале архитектор Борис Николаевич Ридингер, имевший здесь значительную земельную собственность и виллу.

Своеобразная национальная архитектура финских зданий в дачных поселках заметно отличались от простых русских изб, что привносило свой особенный колорит в жизнь петербургских дачников.

 Впервые Корней Чуковский посетил Куоккалу осенью  1906 года.  Возможно,  осенний выезд на дачу  был связан с тем, что гонорары Чуковского в мелкой прессе не позволяли ему платить за квартиру в столице и содержать семью. Аренда дома в дачном поселке в не сезон обходилась дешевле.

 Чуковский вместе со своей семьей – супругой Марией  Борисовной и сыном Николаем  поселились на съемной даче в Куоккале. Сначала снимали одноэтажную дачу с мезонином у Анненковых.

Окончательный переезд в Финляндию состоялся не сразу. Семья еще какое-то время жила  в Петербурге. Там 24 марта родился второй ребенок Чуковских –  дочь Лидия.

После рождения дочери спокойнее жизнь Чуковских не стала. Корней Чуковский продолжал бегать из редакции в редакцию, семья еще несколько раз переезжала с одной дачи на другую.

После переезда в Куоккалу, у Чуковского появляется новая работа – он начал публиковаться в газете «Свобода и жизнь» и  в литературном журнале «Нива».

Здесь же в Куоккале  Корней Иванович  проявил  интерес к литературной критике. Чуковский-критик принес в мир литературоведения и истории критики новизну. Оказалось, что можно писать о литераторах живыми  словами, обходясь без «плана показа», можно видеть в писателях не только творцов,  а выворачивать их наизнанку, выискивать характерные проговорки, вытаскивать наружу противоречия.

Надо сказать, что критиком Корней Иванович был беспощадным, не обладая филологическим образованием, он довольно точно подмечал все неточности  авторов, и разносил их в пух и прах. К сожалению, его горячность в высказываниях, не всегда была правильной, и  его статьи обидели немало  творческих талантливых людей.

В мае 1907 года началось десятилетнее сотрудничество Чуковского с газетой « Речь».

В Куоккале ему хорошо работалось, даже не взирая на присутствие грудного ребенка и постоянные бессонницы, которые с появлением белых ночей только увеличились. Нарушение сна наблюдалась у литератора еще с детства. Позже оно переросло в хроническую бессонницу.  Он мог не спать по 2-3 ночи подряд, и от чего он приходил в отчаяние.

Семья оберегала сон критика, дома было введено даже  условие – никогда не беспокоить  Чуковского, если он заснул, даже если кто-то пришел  навестить его по важному делу. Дом жил утренними известиями: «Папа спал» или «Папа не спал».

Впрочем, в Куоккале Корней Иванович занимался не только литературной деятельностью, но и всю мужскую работу по дому выполнял сам.

В начале осени 1907 года состоялось знакомство Корнея Ивановича с Репиным. Художник сам пришел к нему на дачу, принес ему письмо от кого-то из города.

 Пожилой знаменитый художник и молодой критик, мало кем воспринимаемый, быстро сдружились – просто потому, что были друг другу интересны.

И.Е. Репин очень скоро стал посылать за соседом, когда в «Пенаты» приезжали гости, а гости у художника обычно бывали незаурядные. Замечателен был и сам репинский дом с причудами  взбалмашной Натальи Борисовны Нордман.

Обеды, где за круглым столом с вращающейся серединой самообслуживание доходило до того, что запрещалось даже помогать друг другу. За столом были свои правила – за помощь ближнему, виновный наказывался речью. Штрафники произносили речи, забравшись по лесенке на возвышение в углу столовой.

«Мы старались штрафовать Чуковского, потому что он произносил интересные и блестящие по форме речи, и Репин любил его слушать», - вспоминал художник Исаак Бродский.

Корней Иванович очень любил общество детей, рядом с ними он сам становился ребенком. Интересы детей, их развлечения господствовали в Куоккале.

 

Корней Иванович Чуковский с Лидой, Бобой и Николаем. Куоккала.

Взрослые с удовольствием принимали участие в детских играх. Дух озорства проявлялся в местном театре, где  иногда выступали Чуковский, Репин, Кульбин, Маяковский. Без этого детского и юношеского  озорства нельзя понять Корнея Ивановича.

Художник Исаак Бродский вспоминал:

«Чуковский всегда, сколько я его помню, был окружен детьми. Обычно он затевал с ребятами различные игры, много возился с ними, и всегда так, где раздавался детский шум, можно было найти Чуковского. Он часто играл с детьми около своей дачи, на берегу залива, строил с ними разные крепости, затевал увлекательнейшие игры, в которых сам принимал главное участие».

Была у Корнея Чуковского  еще одна особенность, кроме  отсутствия бороды, он любил ходить босиком – это тоже выделяло его  из взрослых, и привлекало внимание детей. Он  ходил босиком, начиная теплых весенних дней и до поздней осени.

1908 год стал первым по-настоящему удачным годом Чуковского. Он много работал над книгами и докладами. В январе вышел сборник «От Чехова до наших дней», объединивший его лучшие статьи за предыдущий год. Его быстро раскупили, и в течение года он переиздавался еще дважды. Это был небывалый успех для сборника критических статей. Он писал ясно, внятно и очень смешно, и его понимал всякий российский читатель.

В этом же году отдельной книгой  вышли собранные и переработанные статьи о Леониде Андрееве.  Они составили сборник  «Леонид Андреев- большой и маленький».

Особенно впечатлил публику «Словарь», впервые опубликованный  в газете «Свободные мысли»  к юбилею писателя. В этом словаре  Корней Иванович тщательно собрал и расположил в алфавитном порядке, со ссылками на первоисточники всю брань, которой удостаивали Леонида Андреева современные критики от Пильского до Мережковского.

 Потерпеть от коллег пришлось и самому Корнею Ивановичу. Чем популярнее он становился, тем больше, злее его ругали: «развязный», «цепляется по мелочам», «это самый яркий типик современного распада» - такие были эпитеты.

 К концу первого десятилетия XX века Чуковский уже был влиятельным критиком, его называли одним из тех, кто создает и крушит репутации, кто определяет литературную политику.

 Была у Чуковского в жизни еще одна страсть кроме литературы, он любил публичные выступления. В первую очередь он хотел поделиться, щедро одарить людей тем, что он сам любил и ценил, учить ненавидеть то, что враждебно ему самому.

 В тоже время в нем было лицедейство, любовь к представлениям, желание играть, нравится публике, впитывать ее любовь и восхищение, остроумно отражать ее нападки.

В 1909 году Чуковские два раза переезжали. В первый раз – с дачи Анненкова на другую, должно быть Дальберга. Там Корнею особенно хорошо работалось в уединенном кабинете на втором этаже.

  В 1910 году И.Е. Репин  нарисовал портрет К. И. Чуковского, который известен нам только по фотографиям.

Анненские познакомили Корнея Ивановича с писателем  В.Г. Короленко. У Чуковского сразу сложились дружеские, открытые отношения с писателем. Они говорили подолгу и обо всем. Именно  В.Г. Короленко помог молодому критику найти для себя серьезное дело на всю жизнь.

 В 1910 году произошло еще одно важное событие в жизни Чуковского - 30 июня 1910 года родился третий ребенок  – сын  Борис.

В июне 1912 года И.Е. Репин предлагал выкупить Чуковскому дачу, на которой он жил в то время.  Художник и его жена Наталья Нордман  вместе уговаривали Чуковского взять деньги на покупку дачи.

Марией Борисовной Чуковской была написана расписка о возврате долга в 4 тысяч рублей по частям.

Корней Иванович вспоминал об этом:

«Он купил на мое имя ту дачу, в которой я жил тогда, перестроил ее всю от основания до крыши, причем сам приходил  наблюдать, как работают плотники, и сам руководил их работой. Уже по тому изумлению, с которым он встречал меня в позднейшие годы, всякий раз, когда приходил возвращать ему долг, можно было видеть, что покупая мне дачу, он не ожидал возвращения затраченных денег».

Осенью 1913 года кубофутуристы под предводительством Бурлюков стали эпатировать Москву чтением стихов, в Петербурге эгофутуристы, короновавшие И.Северянина, давали поэзоконцерты. Как только лицо русского футуризма определилось, Чуковский стал писать о нем обзоры и читать лекции. Футуристы враждовали с Чуковским за его высказывания в их адрес, и в тоже время с большим удовольствием приезжали к нему в Куоккалу на литературные воскресенья.

Разумеется, Корней Иванович не мог вынести, что остроты, экспромты, импровизации,  стихотворения которыми фонтанировали его гости, пропадают для истории.

Корней Иванович по совету художника Бродского, смастерил самодельный альбом, на заглавном листе которого Борис Садовский написал: « Наследник и соумышленник Шевченки, Сюда  с искусства ты снимаешь пенки…»

Илья Репин тут же придумал название рукописного альманаха: «Чукоккала». Слово составлено из начального слога фамилии Чуковского и названия посёлка. Также стали именовать и дом Чуковского.

 

А. Арнштам обложка альманаха «Чукоккала», 1913 г.

Художник  А. Арнштам нарисовал для нее обложку, изобразив Чуковского на берегу Финского залива, по которому плывут писатели, поэты, художники, спешащие оставить свои автографы в «Чукоккале».

Вскоре на страницах альманах стали появляться рисунки, шаржи, поэтические экспромты. «Чуккокала» полюбилась гостям.  Главная особенность «Чукоккалы» - юмор, - отмечал позднее её собиратель.

Корней Иванович вел это собрание до последних дней своей жизни, когда оно достигло объема 700 страниц. Помимо автографов русских писателей встречаются в "Чукоккале" рисунки Мстислава Добужинского, Бориса Григорьева, Сергея Чехонина.

 Представлены в этой коллекции и деятели театра; Шаляпин, Собинов, Евреинов, Качалов. Есть в "Чукоккале" английские писатели - Оскар Уайльд, Герберт Уэллс, Артур Конан-Дойль. Стихи, шаржи, документы (вырезки из газет, объявления), кораблики из бумаги, которые складывал Горький, "окно Чукроста" Маяковского.

 Весной 1915 года Корней Иванович ездил по делам в Москву, и там он  сблизился с Маяковским. Уже в апреле 1915 года в  «Чуккокале» появляются  портреты Чуковского, исполненные Маяковским. Вскоре молодой поэт приехал в Куоккалу, где жил то у Чуковских, то у Ивана Пуни, то в гостинице Трубе возле станции.

Громадная фигура Маяковского проходит через все литературное творчество Корнея Ивановича:  сначала в его рецензиях, статьях, потом в его воспоминаниях и дневнике.

В мемуарах Софьи Богданович Чуковский и Маяковский идут рядом- одного роста, «оба высокие, черноволосые», на вид одного возраста, хотя Корней Иванович был старше на одиннадцать лет, но такие разные. Они видели  друг в друге и ум, и талант, и глубину, и их взгляды на литературу во многом совпадали. Кончилась   эта прекрасная дружба каким-то конфликтом, о котором нигде ясно не рассказывается.
    Звездный час Корнея Ивановича пробил тогда, когда в результате порыва вдохновения родилась детская поэма « Крокодил». У всех дореволюционных детских сказок была какая-то мораль – как можно меньше двигаться, как можно меньше любопытствовать, и не утруждать себя и родителей. «Крокодил » же  этому не соответствовал, и неудивительно, что ни один из детских журналов его печатать  в 1916 году не стал. Первое издание вышло  только в 1919 году. Успех поэмы был грандиозный. Его главная причина: литератор Чуковский, наконец-то, нашел себя, обрел истинное призвание.

В 1916 году Корней Иванович  познакомился с писателем  М. Горьким, который  предложил Чуковскому заняться книгоизданием для детей. Первой совместной работой М. Горького и К. Чуковского стал сборник «Елка». В его создании участвовали лучшие  художники и писатели.

4 марта 1917 года  К.И. Чуковский записывает в дневнике:

«Революция. Дни сгорают, как бумажные. Не сплю. Пешком пришел из Куоккала в Питер».

И все же Корней Иванович продолжает жить прежней жизнью: невзирая на революции, демонстрации, митинги.  Общается с Репиным и его гостями, занимается издательскими делами, возиться с детьми, купается. Идет последнее куоккальское лето.

Сообщение между городом и дачным поселком периодически прерывается, не хватает продовольствия. К осени 1917 года Чуковские вернулись в Петроград, и  поселились на  углу улицы Лештукова и Загородного проспекта.

 В октябре 1917 года Чуковский поехал в Куоккалу, отдать часть долга  Репину. Поездка получилась печальной. На даче, которая почти окончательно стала собственностью Чуковских, они больше никогда не жили.

 В 19125 году Корней Иванович в последний раз побывал в Куоккале. Дача Чуковских была разграблена, и от той Куоккалы, которую он знал и любил, остались только его воспоминания. 

Такой запомнил Куоккалу Корней Иванович Чуковский:

 «Зимняя Куоккала была совсем не похожа на летнюю. Летняя Куоккала, шумная, нарядная, пестрая, кишащая модными франтами, разноцветными дамскими зонтиками, мороженщиками, экипажами, цветами, детьми, вся исчезала с наступлением первых же заморозков и сразу превращалась в безлюдную, хмурую, всеми покинутую».

 

Список использованных источников:

 

1.        Чуковская, Лидия Корнеевна (русский поэт, прозаик, критик; 1907-1996). Памяти детства [Текст] / Л. К. Чуковская. - М. : АСТ, 2014. -  320 с.

2.        Лукьянова, Ирина. Корней Чуковский [Текст] / И. Лукьянова. - М. : Мол.гвардия, 2006. - 989 с.

3.        Никитин, Евгений Никитич. Какие они разные... Корней, Николай и Лидия Чуковские [Текст] / Е. Н. Никитин. - Нижний Новгород : Деком, 2014. - 348 с.

4.        Чуковский, Николай Корнеевич. Литературные воспоминания [Текст] / Н. К. Чуковский. - [Б. м. : б. и.], 1989. –с.19-26.

5.        Чуковский, К. Современники. / К. Чуковский. - [Б. м. : б. и.], 1962.- 582с.

6.        Воспоминания о Корнее Чуковском [Текст] . - [Б. м. : б. и.], 1977. –с.6-53.

7.        Чуковский, Корней Иванович. Дневник, 1901-1929 [Текст] / К. И. Чуковский. - [Б. м. : б. и.], 1991.-с.25-98.

 

Материалы подготовлены Лопаевой О.А.,

сотрудником отдела краеведения МАУК « Библиотека А.Аалто»