Книжная полка - новые поступления в библиотеку А. Аалто

Александр Анатольевич Фетисов. Викинги. Между Скандинавией и Русью : научно-популярная литература / А. А. Фетисов, А. С. Щавелев. - М.: Вече, 2018. - 319 с.: ил. - (Всемирная история).

Хорошо ли мы знаем, кто такие викинги – эти великие и суровые воители Севера? Какую роль они сыграли в истории Руси? Уже написано немало книг о викингах, об их боевых походах и океанских странствиях – вплоть до Гренландии и Северной Америки. Но с каждой неизвестной прежде сагой (а именно такая встреча ожидает читателя в этой книге) мы открываем для себя заново забытый мир, в котором слагают свои песни седые скальды, и воины бестрепетно встречают смерть.

Наум Александрович Синдаловский. История Петербурга в городском анекдоте [Текст] / Н. А. Синдаловский. - Изд. 2-е, испр. и дораб. - М. : Центрполиграф ; СПб. : Русская тройка-СПб, 2012.—333с.

Прочитав эту книгу, Вы узнаете множество поразительных фактов из истории Северной столицы, дошедших до нас благодаря городскому анекдоту. Вы посмотрите на историю Петербурга другими глазами, а смешные рассказы о знаменательных событиях и простых житейских ситуациях из жизни петербуржцев подарят Вам минуты искреннего смеха! Эта книга включает в себя исторические и биографические сведения о городе на Неве и его жителях, ярко иллюстрированные более чем семью сотнями анекдотов.

Андрей Юрьевич Гусаров. Петербургские дворы. Необычные дворы, курдонеры, дворы-колодцы, проходные дворы [Текст] : монография / А. Ю. Гусаров. - М. : Центрполиграф ; СПб. : Русская тройка-2015. - 383 с.

Автор предлагает взглянуть на городские пространства Санкт-Петербурга в неожиданном ракурсе — не с привычной стороны торжественных фасадов, а с изнанки — со стороны дворовых территорий. Вы узнаете немало любопытного о типах петербургских дворов; парадных дворах-курдонерах, проходных дворах, дворах-колодцах, о том, как постепенно менялось отношение к обустройству территорий, примыкающих к жилью человека, в условиях растущего города.

Алексей Дмитриевич Ерофеев. По теневой, по непарадной. Улицы Петербурга, не включенные в туристические маршруты [Текст] : монография / А. Д. Ерофеев. - М. : Центрполиграф ; СПб. : Русская тройка-СПб, 2013. - 284 с.

Автор приглашает читателей пройтись вместе с ним по тихим, малоизвестным, по теневым, по непарадным улицам города. Поверьте, они того заслуживают.

Бенуа Абте. Секреты д'Артаньяна. Кн.I: Дон Жуан из Толедо, мушкетер короля: роман/ Б. Абте; пер. с фр. В.М. Липки.- М.: Вече, 2018. - 512 с.

XVII век, времена Фронды. Напуганные гражданской войной, кардинал Мазарини, Анна Австрийская и Людовик XIV бегут из Парижа и укрываются в замке Сен-Жермен. Жизнь короля поручено защищать шевалье д'Артаньяну. Чтобы отвлечь юного монарха от тревоги и беспокойства, бравый мушкетер в очередной раз доказывает, что он настоящий гасконец. Ему всегда есть что порассказать. Что ни день, то новая интрига, новое приключение. В веренице его увлекательных историй то и дело фигурирует человек, которого не берет сама смерть: Дон Жуан из Толедо. Повеса, игрок, записной дуэлянт.

Юзеф Крашевский. Кунигас; Маслав [Текст]: романы/ Ю. Крашевский; пер. с польск. под ред. И.И. Ясинского – М.: Вече, 2018. - 480 с.

Время действия романа "Маслав" — начало XI века. Держава без короля. Под угрозой искоренения ростки христианства, взращенные деяниями Болеслава Храброго, Мешко П. Вооруженные полчища язычников возглавляет бывший королевский подчаший Маслав. На борьбу за сохранение единства государства встали остатки блестящих полков когда-то великолепного королевского двора.

Михаил Ишков. Сен-Жермен. Суперчисла: тройка, семерка, туз: роман/ М. Ишков.- М.: Вече, 2018. - 416 с.

Граф Сен-Жермен… Самый таинственный авантюрист всех времен и народов. Его по праву можно назвать королем искателей приключений. Он — как утверждают его почитатели, является «посланцем Светлых миров», Мастером, чьими руками провидение управляло нашей историей. Противники и недоброжелатели в свою очередь заявляли, что граф Сен-Жермен — всего лишь ловкий мошенник и проходимец, спекулирующий на людских суевериях. Этого человека обвиняли в шпионаже в пользу… Вот тут и выясняется, что граф Сен-Жермен, оказывается, одновременно шпионил в пользу практически всех царствующих домов Европы.

Метлицкая Мария. Кровь не вода : роман / М. Метлицкая. - М. : Эксмо, 2015. - 320 с.

До какого предела можно идти на жертвы ради близких? Как, живя ради других, не потерять себя? Или жертвенность на то и жертвенность, чтобы отдавать без остатка? Вопросы эти каждый решает для себя. Для Эллы такой вопрос и не стоял - она, кажется, родилась для того, чтобы служить близким. А вот Эмма, ее сестра, всегда считала, что никому ничего не должна. Жила взахлеб, не оглядываясь, всегда зная, что есть Элла - безответная, верная, покорная. На которую можно положиться, которая всегда подставит плечо. И кто в итоге счастлив? Тот, кто брал или тот, кто отдавал?

Метлицкая Мария. Дневник свекрови : роман / М. Метлицкая. - М. : Эксмо, 2012. - 315 с.

Ваш сын, которого вы, кажется, только вчера привезли из роддома и совсем недавно отвели в первый класс, сильно изменился? Строчит эсэмэски, часами висит на телефоне, отвечает невпопад? Диагноз ясен. Вспомните анекдот: мать двадцать лет делает из сына человека, а его девушка способна за двадцать минут сделать из него идиота. Да-да, не за горами тот час, когда вы станете не просто женщиной и даже не просто женой и матерью, а – свекровью. И вам непременно надо прочитать эту книгу, потому что это отличная психотерапия для тех, кто сделался свекровью.

Метлицкая Мария. Ошибка молодости : роман / М. Метлицкая. - М. : Эксмо, 2014. - 347 с.

Когда Николаев бросил жену с новорожденным больным ребенком, ему казалось, что он просто перевернул страницу жизни и начал новую. Как в школьной тетради: на этом листе много помарок, начнем с чистого, там-то все будет аккуратно, правильно - как надо. Ему понадобилось много времени, чтобы понять: из жизни не выдернешь страницы, как из школьной тетради. Подлость стоит очень дорого, и работа над ошибками просто исключена. Книга Марии Метлицкой - история о тех, кто совершает ошибки. И, как всегда, о жизни, которая, подобно строгому учителю, не разрешает вырывать испорченные страницы.