Опперман Карл Иванович

Опперман Карл Иванович

(1765-1831)

- известный российский инженер, картограф и фортификатор, боевой офицер-участник наполеоновских войн. Член Государственного Совета, директор Инженерного и Строительного Департаментов, заведующий Инженерным и Артиллерийским училищами и школой гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров, почётный член Императорской Академии Наук. Его портрет работы Джорджа Доу находится в Военной галерее Эрмитажа.

       Из 332 человек - российских военачальников и государственных деятелей, портреты которых находятся в Галерее генералов Зимнего дворца и память о которых сохраняется таким образом среди потомков, по крайней мере 30 человек – иностранцы. То есть, те принцы, герцоги, графы, маркизы и бароны, или лица  более скромного происхождения, которые  в разные годы XVIII века  поступили на русскую службу. Среди них пятеро были французами, эмигрировавшими в Россию после Великой французской революции 1789-1994 годов, шесть офицеров  перешли из  прусской и польской службы, остальные – голландцы, ганноверцы, датчане, саксонцы, австрийцы, неаполитанцы, сардинцы, корсиканцы и тд. Одним из таких иностранцев был и  Карл Иванович Опперман. Родился он  в немецком герцогстве Гессен-Дармштадском в 1765 году. Отец его был тайным советником и крупным сановником при дворе герцога, а мать, как предполагают исследователи, была сводной сестрой Людвига Генриха Николаи (1737-1820), в судьбе которого к тому времени уже наметился отчетливый «русский след». Благодаря отцу Карл Опперман получает прекрасное инженерное и математическое образование вкупе с языками - французским, латынью и греческим; в 14 лет он начинает военную  службу  и к 18-ти годам становится инженер-капитаном. В том же 1883 году он задумывает переезд в Россию.  Решение это представляется неслучайным. Дело в том, что в это время дядя Карла  Оппермана, упомянутый уже нами Людвиг Генрих Николаи, давно и  основательно живет в России, занимая высокие должности при дворе наследника Павла Петровича и пользуясь необычайным доверием его и супруги Марии Федоровны. В 1781-82 гг. Людвиг Генрих Николаи,  в числе наиболее приближенных лиц, сопровождал Павла Петровича и Марию Федоровну в их путешествии по Европе, которое они  совершали под именами «графа и графини Северных». В ходе путешествия император Священной Римской империи - Иосиф II (1741-1790) возвел  Николаи в дворянское достоинство по специальной просьбе Павла.  С царственной четой Николаи удалось  за два года побывать в Италии, Щвейцарии, Франции и Германии. Возможно, когда путешественники были в Германии, родственникам удалось встретиться, и одаренному юноше открылись новые жизненные перспективы. На прошение  Карла Оппермана  принять его в русское подданство императрица Екатерина II  отвечает согласием, и в 1883 году наш герой начинает службу в Инженерном корпусе с чином поручика.  В России  Опперман прежде  всего  усердно принимается за изучение русского языка, которым впоследствии овладевает в совершенстве. С началом шведской кампании 1788-90 гг., он принимает в ней участие, в том числе почти во всех морских сражениях, включая знаменитое Выборгское морское сражение 1790года.  Сражается Опперман с отличной храбростью, умело используя свои инженерные способности. Так, в 1789 году, в битве под Роченсальмом, он содействовал разгрому шведского флота, построив за несколько часов укрепления береговых батарей. За это и прочие многочисленные отличия в боях Карл Опперман был награждён орденом Святого Георгия 4-й степени и получил чин инженер-капитана. Об отваге молодого Оппермана  можно узнать из  переписки четы Николаи с сыном  Паулем, относящейся как раз к этому периоду. Так в письме от 18 (29) июня 1788 года барон Николаи сообщает сыну: «Твой двоюродный брат Опперман этим летом держался весьма браво. В крупном морском сражении он командовал половиной тяжелых батарей корабля …».  Или, в другом письме баронесса пишет: «Ваш кузен Опперман, здоровье которого стало гораздо лучше, вновь принял решение  биться со шведами на галерах…» (письмо от 22 мая 1789). Переписка между родственниками была активной, Опперман часто писал своему дяде, каждый раз передавая поклон и своему  юному двоюродному брату Паулю. При любой возможности Карл Опперман старался навещать своих родственников, как в Петербурге, так и в только что приобретенной ими усадьбе Монрепо близ Выборга. Пауля Николаи(1777-1866) впоследствии будут очень любить сыновья Карла Оппермана, для них он станет любимым дядей, а после смерти отца они буквально будут видеть в нем своего «второго отца».  И последнее в своей жизни письмо 19 июня 1831 года Карл Опперман напишет своему  кузену, пересылать которое адресату  будет уже его сын Луи (Леонтий Карлович), так как через две недели Карл Опперман  умрет от холеры.

     Письма, из которых мы можем узнать подробности жизни нашего героя – ценнейший источник информации, благодаря которому официальные биографии дополняются чисто человеческим содержанием. В научном архиве Парка Монрепо хранятся несколько десятков фрагментов и полных переводов писем  Николаи – Опперманов из Архива музейного ведомства Финляндии и библиотеки университета Хельсинки – это прекрасные образцы эпистолярного наследия и кладезь интересных исторических материалов.

     Шведская кампания 1788-1790 гг. закончилась для Карла Оппермана ранением и пленом, из которого он вернулся только в 1791 году. Пробыв некоторое время в Риге, Опперман в 1792 году  «был послан в Москву с чрезвычайным поручением, откуда он вернулся…, чтобы быть отправленным в нашу армию в Польше, чем он был восхищен» (из письма баронессы  Николаи 1792 года). В Польше Опперман принимает участие в нескольких сражениях с польскими конфедератами. В 1795 году он производится в инженер-майоры, разрабатывает  проект укрепления западных границ Российской империи. В 1797 назначается императором Павлом I состоять при собственном Его Величества Депо карт. Продвижение Оппермана по служебной лестнице идет  с характерным для Павла I «драматизмом» - стремительное повышение сменяется внезапной отставкой, а потом – вновь повышением. Таким образом, к 1799 году Опперман – уже  генерал-майор. По восшествии на престол императора Александра I, Опперман 15 апреля 1801 года был назначен в собственный Департамент Его Величества, с зачислением в свиту, в результате чего император Александр I ближе познакомился с Опперманом и вполне оценил его глубокие познания и опытность. С этого времени на Оппермана возлагается ряд трудных и весьма ответственных поручений.  Определенно, со всеми поручениями наш герой справляется отлично,  о чем и сообщает в одном из писем сыну 1801 года Людвиг Генрих Николаи: «Твой двоюродный брат Опперман произвел на Императора благодаря своей работе такое хорошее впечатление, что тот заверил Оппермана в своей благосклонности и даровал ему 3000 рублей столовых денег…».  В 1803 году Опперман был командирован в Финляндию для приведения тамошних пограничных крепостей в оборонительное положение, затем он усердно работал над составлением подробной карты России. Карта России, изданная под его редакцией, была первой систематической картой страны, ее называли "столистной". За эту работу, а также за составление полного атласа российских крепостей  Опперман получил орден св. Анны 1-го класса.  В 1805 году ввиду намечавшейся войны с Наполеоном, по высочайшему повелению Опперман отправляется в Италию с секретным поручением осмотреть французские крепости. Возвратившись в ноябре 1806 года в Россию, Опперман тотчас же был командирован в корпус генерал-лейтенанта Эссена 1-го (Петра Кирилловича, 1772-1844) и с ним участвовал в сражениях 1807 года против французских войск, причём, за выказанные в этих делах (при Острове и  под Остроленкой) отличия был награждён орденом св. Владимира 3-й степени. Вызванный затем снова в Россию, он спешно принялся по высочайшему повелению за приведение Кронштадта, Выборга и еще нескольких крепостей  в оборонительное положение. Став в 1809 году инспектором инженерного корпуса, Опперман с обычной энергией принялся за осмотр и исправление крепостей, расположенных по нашей западной границе, причём им в 1810 году была построена новая крепость Бобруйск. Забегая вперед, скажем, что два года спустя крепость Бобруйск выполнит свое предназначение и «скует силы  неприятеля на величину блокадного корпуса». Армия Наполеона обложила и держала в блокаде Бобруйск  несколько месяцев, но благодаря умелым действиям  русского гарнизона, так и не смогла помешать князю Багратиону соединиться с частями Первой армии. За такую  весьма полезную деятельность в области фортификации Опперман награждается орденом св. Владимира 2-й степени большого креста и  производится в генерал-лейтенанты. В феврале  1812 года Опперман становится директором Инженерного Департамента, а с октября того же года по март следующего он находится при главной квартире (Генеральном штабе) и принимает участие в сражениях под Вязьмой и под Красным, за отличия в которых  награждается орденом св. Александра Невского. Затем в марте 1813 года он управляет осадой крепости Торна, за взятие которой ему был пожалован орден св. Георгия 3-й степени. После этого Опперман состоит начальником штаба так называемой польской армии, причём  он командует  войсками при блокаде крепости Модлина. Назначенный в июле 1813 года начальником главного штаба полевой армии, Опперман в том же году принимает участие в сражениях при Дрездене, под Лейпцигом, Магдебургом, а в следующем году  - в сражениях под Гамбургом.  За многочисленные заслуги в этот период он  награждается бриллиантовыми знаками ордена св. Александра Невского и несколькими иностранными орденами. Таким образом, сочетание блистательного боевого опыта с инженерным искусством, а также прекрасные отношения с императором и пребывание в высоком чине, создали все предпосылки для безусловного помещения портрета Карла Ивановича Оппермана,  в задуманную в 1814 году,  Галерею генералов Зимнего дворца.

     По окончании войны Опперман возвращается в Петербург и занимается  устройством Инженерного департамента, формированием сапёрных и пионерных войск и управлением строительной частью по всем крепостям России. В 1818 году Александр I назначает своего брата Николая Павловича генерал-инспектором по инженерной части и при этом сохраняет при нем опытного инженера Оппермана, директора Инженерного департамента, в качестве ближайшего советника и помощника. С этого времени фортификационные дела России изменяются к лучшему, а  прекрасные отношения Оппермана с Николаем I, который считал Карла Ивановича своим учителем, сохраняются до конца жизни нашего героя.  При этом Великий князь не стеснялся "ставить на вид" своему бывшему учителю малейшие непорядки по инженерному  ведомству, "яко директору"; однажды даже оштрафовал его на 958 рублей 48 копеек за "неосторожно" поднесенный им на утверждение проект оборонительной казармы в Бобруйске, которая при постройке обрушилась, причем,  и сам Великий князь  уплатил  штраф в 584 рубля 60 копеек за то, что  утвердил "неосновательный" проект. Исследователи отмечают, что Опперман отличался «высоким служебным тактом» и, благодаря этому качеству, успешно «лавировал в крайне тяжелой  обстановке» и умел ладить с самыми разными людьми. Произведённый 12 декабря 1823 года в инженер-генералы, Опперман, помимо исполнения должностей по инженерной части, последовательно был назначаем: членом Государственного Совета, начальствующим над департаментом по морской строительной части, заведующим Артиллерийским Училищем и впоследствии школой гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров. Кроме того, Опперман председательствует в комитетах для преобразования военно-учебных заведений, для построения постоянных полковых штабов и для усовершенствования разных предметов артиллерийской части. Как председатель комиссии построения Исаакиевского собора он следит за его возведением. В 1827 году Опперман - главный попечитель евангелической Петропавловской церкви в Санкт - Петербурге. В этом звании он преобразует находящееся при церкви училище св. Петра. В 1829 году Императорская Академия Наук избирает Оппермана своим почётным членом. В том же году Император Николай I, желая вознаградить весьма полезную сорокалетнюю его службу, Высочайшим указом, данным 1 июля в основанной им крепости Бобруйске, возводит Оппермана  в графское достоинство. Следующей наградой, полученной графом Опперманом, был орден св. Андрея Первозванного, возложенный на него 25 июля 1830 года. Это – его последняя награда. В 1830 г. ему было поручено составить проект реконструкции Свеаборгской крепости, граф деятельно берется за работу, но в 1831 году  летом заболевает  холерой, эпидемия которой разгорается в Петербурге, и умирает на 67-м году жизни. Последнее упокоение находит Карл Иванович Опперман на Выборгском холерном кладбище в Петербурге.

       В начале наших заметок мы отмечали, что Карл Опперман старался не терять родственных связей и использовал любую возможность видеться со своими родственниками Николаи. Он довольно часто бывал в Выборге, чему способствовала его служба, и как отмечают русские и финские исследователи, «приложил руку к созданию облика» уникального парка Монрепо. Так, именно подчиненные Оппермана возводили в 1790-е годы в  Монрепо дамбы и набережные, производили разнообразные взрывные работы при устройстве гротов. В русской армии  рабочая сила был практически дармовой, и возведение  дамб руками десятка подневольных солдат обошлось практичному барону Николаи  весьма недорого.  Когда, после перерыва в несколько лет, в 1806 году Опперман приехал в Монрепо, «он был очарован всем, что увидел здесь»,  «чувствовал себя превосходно»,  был «очень довольным и веселым» (из письма  баронессы от 20 августа 1806 года).  Возможно, что и установка первой статуи Вяйнемёйнена работы датского скульптора Борупа в 1831 году происходила не без помощи Оппермана, по крайней мере, он общался  со скульптором и был в курсе его деятельности. Кстати, и сам Карл Опперман был связан с нашим краем не только службою и через семейство Николаи, он арендовал  также финские земли на территории Выборгской волости и, по некоторым данным,  был  первым  известным в XVIII веке владельцем  поместья Тервайоки (Большое Поле). Правда, видимо в силу обстоятельств, арендные участки Опперман передал впоследствии  барону Николаи, а имение Тервайоки продал  некоему  штабс-капитану Брокману.

       Вот такие удивительные краеведческие истории связаны с портретом  российского генерала и инженера немецкого происхождения Карла Ивановича Оппермана из Военной галереи Эрмитажа. Не только он сам, но и его дети – старший сын  Александр Карлович Опперман (?-1855) и младший, Леонтий Карлович Опперман (1810-1870),   служили приобретенному Отечеству – России - верой и правдой, были генералами и «мужественно сносили ужасное бремя жизни».

 

Текст  составлен Волковой Л.Г. при участии Ратанова Игоря, ученика 7 а класса МБОУ «Гимназия №11» города Выборга. Материалы из научного архива ГИАПМЗ «Парк Монрепо»  любезно предоставлены сотрудниками  музея-заповедника Ю.И. Мошник и В.А. Болговым.

 

Источники информации: 1. В.А. Болгов. Родственные связи Опперманов и Николаи (статья на сайте http://www.parkmonrepos.org/taxonomy/term/146 ). 2 Семья Опперманов в письмах Николаи и Поггенполь к сыну. Выписки. – научный архив ГИАПМЗ «Парк Монрепо». 3. Переписка сыновей  Оппермана с Паулем  Николаи  в переводах Дмитриевой Н.В. (из Библиотеки  Университета Хельсинки) - научный архив ГИАПМЗ «Парк Монрепо». 4. Михаил Костоломов. Племянник выборгского барона. Строитель российских крепостей граф Карл Опперман. – WIBORGIANA, газета «Выборг» 24.03.2006. 5. Русский биографический словарь, изданный под наблюдением председателя Императорского русского исторического общества А.А. Половцова, СПб, 1905, том 12, с. 274-276. 6. В.М. Глинка. Пушкин и Военная галерея Зимнего дворца  (ресурс  http://www.kodges.ru/library/view/27924/page/1.htm). 7. Ресурсы Интернет и др.