Искусствоведческий обзор публицистических статей Е.Е.Кеппа о художниках

Искусствоведческий обзор публицистических статей Е.Е.Кеппа о художниках[1]

Автор: Мартынова Анастасия Геннадьевна, аспирант кафедры культурологии и искусства Ленинградского государственного университета имени А.С.Пушкина.

 

В статье рассказывается о Е.Е.Кеппе как авторе искусствоведческих статей в выборгской прессе, посвященных художникам писавшим Выборг,  либо бывавших в городе. Речь идет о К.Дузи, Г.Г.Чернецове, Н.К.Рерихе, П.П.Верещагине, М.С.Эрасси, Б.И.Пророкове. Автором данной статьи был впервые сделан обзор абсолютно неизученного в российском искусствоведении материала.

Известно, что Евгений Евгеньевич Кепп (1925-1997) был по образованию искусствоведом. В 1967 году, в 42 года, он окончил с отличием факультет теории и истории искусства Института живописи, скульптуры и архитектуры им.И.Е.Репина. Дипломная работа была посвящена архитектуре Выборга.  К середине 70-х годов Кеппом уже накоплен богатый материал по культуре, архитектуре г.Выборга и окрестностей. По некоторым данным, Е.Е.Кепп написал более 200 газетных статей[2]. Кроме того, он являлся председателем Выборгского городского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры[3].

По сравнению с современностью, в советское время и вплоть до конца 90-х годов в прессе Выборга  печатали не только общие статьи по культуре Выборга, но и искусствоведческие статьи. Особо стоит выделить, что во всех газетах отводились отдельные большие рубрики под данный материал.

 Начать обзор статей Е.Е.Кеппа следует в порядке хронологии жизненного пути художников. Например, в заметке «Русский душою» в разделе «Литература и искусство» газеты «Выборгский коммунист» от 25 февраля 1984 года, Кепп пишет о художнике Дузи, жившем в XIX веке. В 1971 году коллекция Русского музея пополнилась картиной «Выборгская крепость», датированной условно 1844 годом. На картине изображен городской пейзаж Выборга. Картина написана маслом на холсте, размер ее 85х108 см. На первом плане изображено небольшое судно. С наполненными упругим норд-остом парусами, оно левым галсом устремительно входит в узость Крепостного пролива между набережной и островой, на котором возвышается разрушенный после пожара Выборгский замок. Свинцовые волны, рассыпая брызги, бьются о прибрежные камни. Это второй план картины. На третьем – редкая застройка и лес, подступавший тогда прямо к этим местам. Колористические особенности этого полотна так же,  как и трехплановая композиция, традиционны для классического пейзажа, а его цветосветовое решение хорошо передает природные условия северного города.  Картина имеет и познавательное значение, являясь в известной мере материалом для архитектурной биографии Выборгского замка. Близ Комендантского дома видна несохранившаяся Тюремная башня, около малой Круглой башни – прямоугольное в плане строение с двухскатной крышей, также не дошедшее до наших дней…Слева внизу картины подпись ее автора: К.Дузи. Козрое Дузи родился в Венеции в 1808 году. Он учился в Венецианской Академии художеств, после чего работал в мастерской литографии газеты «Гондольер». В качестве художника-портретиста К.Дузи был приглашен в Петербург.  Е.Е.Кепп отмечает, что этого художника можно отнести к числу тех иностранцев, которые приезжали в Россию не ради наживы, а находили в этой стране вторую родину, оставались здесь до конца жизни и честно работали на нее. Нередко лишь на русской почве раскрывался полностью их талант. Имя К.Дузи значится в списках русских художников и в основных справочниках о них. Не случайно и картина «Выборгская крепость» хранится не в Эрмитаже, где собраны коллекции картин зарубежных мастеров, а в Русском музее, вместе с полотнами известнейших наших живописцев – былых коллег по искусству К.Дузи, итальянца по происхождению, ставшего русским душой[4].

Отметим, что Е.Е. Кепп писал материалы в газете «Выборгский коммунист» для рубрики «Они были в Выборге». Так, например, в номере от 20 июля 1983 года, в статье «Кистью художника-самородка», он говорит о братьях Чернецовых, которых взял под опеку Ф.П.Толстой. Кепп так же отмечает, что в 1983 году отмечалось двести лет со дня рождения и сто десять лет со дня смерти известного русского художника и скульптора Ф.П.Толстого. С Выборгом были связаны его детские годы, в середине XIX века дом Толстых стоял на побережье Северного залива. Федор Петрович оставил о себе память не только как о многогранном талантливом мастере, но и как о человеке добром и отзывчивом. Он не оставался равнодушным к чужой беде или нужде. Благодаря ему смог вернуться из заточения Т.Г. Шевченко. Его участие стало решающим и в судьбе талантливейших русских художников-самородков братьев Чернецовых. Их первая встреча состоялась при любопытных обстоятельствах: к будущему вице-президенту Петербургской Академии художеств Ф.П.Толстому пришли два крестьянских паренька в лаптях и старой, поношенной одежде. Через десяток лет эти пареньки стали известными живописцами, братьями Чернецовыми. Ф.П.Толстой взял их под свое внимание и опеку[5]. И далее искусствовед Е.Е.Кепп рассказывает подробно о Григории Григорьевич Чернецове: «Художник родился в 1801 году. Восемнадцатилетним юношей он начал посещать классы Академии художеств вольноприходящим учеником. Вскоре его достаточно зрелые работы стали обращать на себя внимание. Однако, в это время строчки протокола заседания Общества поощрения художников от 24 мая 1822 года свидетельствуют о том, что «Чернецов находится в самом бедственном состоянии». И снова ему на помощь приходит Толстой. Он добивается выплаты начинающему художнику ежемесячного денежного пособия. Решением этого же заседания Г.Г.Чернецов был передан «в попечение» Ф.П.Толстому, «дабы имел над оным надзор за успехами его в живописи по части пейзажа». В 1827 году за картину «Вид военной галереи в Зимнем дворце» Г.Г.Чернецов получил первую золотую медаль, а в 1831-м – за полотно «Вид в окрестностях Петербурга» - звание академика. Во время путешествий по России Г.Г.Чернецов посетил Выборг. Его внимание привлекли замечательные пейзажи парка Монрепо. По рисунку с натуры художник создал литографию «Вид в окрестностях города Выборга». Близ островка, на котором находится фамильное кладбище бывших владельцев парка, есть мыс, далеко вдающийся в воды залива. На оконечности этого мыса стояла декоративная постройка – деревянное подобие небольшого древнегреческого храма с четырехколонным портиком. Строение называлось «Храм Нептуна». Проектировал его молодой тогда петербургский зодчий А.И.Штакеншнейдер, будущий автор проектов величественных дворцов в столице и ее пригородах. Г.Г.Чернецов изобразил храм Нептуна при лунном освещении. На втором плане – замок-капелла Людвигштайн – постройка, хорошо сохравнившаяся до наших дней на скалистом островке-кладбище. Г.Г.Чернецов скончался в 1865 году, четырнадцать лет спустя умер его брат Никанор Григорьевич, также ставший академиком живописи. Благодарные Ф.П.Толстому за содействие и помощь, братья-художники подарили ему две картины своей работы – деревенские виды, написанные маслом. Федор Петрович очень дорожил этим подарком»[6]

Е.Е.Кепп писал и о Н.К. Рерихе, художнике-пейзажисте с ярко выраженной индивидуальностью. Рерих был и театральным декоратором, писателем, поэтом, философом, крупным общественным деятелем, ученым-исследователем, археологом, этнографом, лингвистом и искусствоведом, неутомимым и смелым путешественником. Николай Константинович родился 9 октября 1874 года в Петербурге. Отец его был нотариусом, известным в столице юристом. Рерих окончил Петербургский университет и Академию художеств, завершив художественное образование в Париже. Известность молодому художнику принесла его картина «Гонец. Восстал род на род». Ее прямо с выставки приобрел для своей галереи П.Третьяков. Годы творческой зрелости Рериха совпали со временем первой русской революции. Художник стремится перейти от констатации истории к ее поэзии, декоративными средствами создает высокоодухотворенные образы. Николай Рерих впервые посетил Выборг во время своих поездок с «художественно-археологической целью» в 1903-1904 годах. Он интересовался старыми городами, в них художник «открывал для себя Россию». Вначале Рерих знакомится с Нарвой, где русская и шведская крепости стоят друг против друга, позже – с Выборгом, его замком и парком «Монрепо». Болезнь вынуждает Н.Рериха жить в 1916-1918 годах в Сердоболе (Сортавале). После Великой Октябрьской социалистической революции ему всего лишь раз удалось побывать в Петрограде. Вскоре фронт гражданской войны в Финляндии отрезал художника от Родины. В Петрограде остались мать, братья, сестра… До возвращения в Советскую Россию Рерих хочет осуществить давнишнюю мечту – путешествие на Восток. Из Сердоболя он едет в Выборг, отсюда, собственно, и начался его «индийский путь». К сожалению, об этих событиях сохранились только скупые строки в книге «Рерих», изданной в 1939 году в Риге. В Выборге в 1918 году художник был один, без денег и друзей. Но его искал его почитатель и нашел супругу Николая Константиновича Елену Ивановну, верную спутницу, и как всегда, через нее находит его самого. – Что нужно? Деньги?- спрашивает он Рериха. – Нет, - отвечает Рерих. – Нет! Давайте выставку картин.  Имевшая большой успех выставка картин Рериха открылась 8 октября 1918 года в Стокгольме. Организации экспедиции на Восток предшествовал трехлетний период жизни художника в США. Критики впоследствии отмечали, что «рериховские краски  поют, как музыка, они создают целые симфонии впечатлений». А Юрий Гагарин, первый увидевший нашу Землю из космоса, написал в бортовом журнале своего корабля: «Неописуемая цветовая гамма! Как на полотнах художника Николая Рериха!». Стоит отметить, что где бы ни был Рерих, он никогда не забывал о родине. Вдове писателя Л.Андреева он писал: «Ведь я русский художник и могу путником пройти по миру, но ведь огонек дома должен гореть в России». Когда началась Великая Отечественная война, Рерих стремился оказать Родине посильную помощь. Выручку от выставок своих картин в Индии он передает в фонд Красной Армии. После наступления мира художник снова собрался в СССР. Но болезнь и смерть оставили постоянную мечту Рериха неосуществленной. По индийскому обычаю тело художника было сожжено на костре, а прах развеян с высокой горы. На месте кремации в долине Кулу установили камень с надписью: «15 декабря 1947 года здесь было предано огню тело Николая Рериха – великого русского друга Индии. Да будет мир!». Общественная деятельность русского художника за рубежом оставила заметный след. Так называемый «Пакт Рериха» лег в основу Международной конвенции 1954 года о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта. Некоторые свои статьи Н.Рерих заканчивал традиционным индийским изречением: «Шивам. Сатьям. Сундарам» - «Мир. Истина. Прекрасное». Этот девиз определял не только художественную, литературную и общественную деятельность Рериха, но и всю его жизнь.[7]

Другая статья Е.Е.Кеппа в рубрике «Они были в Выборге» в газете «Выборгский коммунист» от 25 марта 1983 года, под названием «Кто из Верещагиных?» посвящена Василию Васильевичу и Петру Петровичу Верещагиным, а так же вопросам атрибуции «Городского пейзажа Выборга». Василий Верещагин на родине и за рабужом пользовался большой популярностью. С дорожным альбомом художник проехал весь мир: отдаленные уголки России, Западную Европу, страны Востока, дважды побывал в Индии и Америке, был на Филиппинах и Кубе, в Средней Азии и  Японии. Кепп пишет, что в 1983 году в финском городе Хямеенлинна состоялась художественная выставка. На одном из представленных полотен изображен городской пейзаж Выборга. На первом плане картины – каменистый берег и несколько фигур рыбаков с удочками, на втором – парусники в Крепостном проливе, и живописная громада Выборгского замка – на третьем. Автором этого полотна размером 33,5 х 69,5, написанного маслом, указывался Василий Васильевич Верещагин. Эта картина называлась и репродуцировалась ранее в книгах серьезных финских исследователей, больших знатоков истории Выборга И.Руута и Ю.Виисте с той же атрибуцией.  Причем, Ю.Виисте писал, что эта картина была спасена из огня во время пожара Выборгского музея (ныне – ул.Крепостная – 2). Однако, судя по фотографии с картины, позволяющей говорить лишь о композиции и общих характерных чертах работ художника, у Е.Е.Кеппа возникает сомнение, что она принадлежит кисти В.В.Верещагина. Он был чужд принципам академической «видовой» живописи, когда определенная местность воспроизводилась с подробной документальной точностью. По словам искусствоведа Е.Е.Кеппа, к такому мнению присоединились и в отделе живописи Государственного Русского музея. Там не обнаружили этой картины в каталоге произведений В.В.Верещагина. В то же время картина оказалась очень схожа с работами его однофамильца. Среди пейзажистов середины XIX века известен другой Верещагин - Петр Петрович, уроженец города Перми. Он писал городские пейзажи многих русских городов, изображал архитектурные панорамы с бытовыми сценами повседневной городской жизни. Часто на первом плане его картин были люди. Известно также, что Петр Петрович работал и в Выборге. Он имел двух братьев - живописцев, причем одного из них звали Василием. В конечном счете, Е.Е.Кепп делает вывод, что картина с видом Выборгской гавани нуждается в серьезном исследовании, которое позволит установить ее название, уточнить имя автора, историю местопребывания и дату создания.

Судьба Василия Васильевича Верещагина сложилась трагично. В 1904 году с начала русско-японской войны он на Дальнем Востоке. С палубы броненосца «Петропавловск» рисовал в походный альбом берега Порт-Артура, когда корабль подорвался на японской мине. Взрыв пятидесяти торпед в минном погребе переломил корабль пополам. В клубах желто-черного дыма и пара он мгновенно затонул. В числе погибших морская пучина поглотила двух замечательных русских людей: талантливого флотоводца С.О.Макарова и художника-патриота В.В.Верещагина. Петр Петрович Верещагин был менее заметной фигурой в русской живописи. Он скончался в 1886 году, посвятив три десятилетия упорному труду над видописанием ландшафтов и городов России. Ни один другой живописец того времени в этой области не может быть назван ему равным[8].

В статье «Племянник Венецианова», в рубрике «Они были в Выборге» газеты «Выборгский коммунист» от 17 декабря 1983 года, Кепп пишет про творчество художника  Михаила Эрасси, племянника Алексея Гавриловича Венецианова. Подлинное новаторство самого Венецианова в том, что он впервые с искренностью и симпатией создал опоэтизированные образы людей труда – русских крестьян. А.Г.Венецианов изображал свои модели в их обычной среде: в быту, за работой и на отдыхе. Он сумел показать прекрасное в самом обыденном и простом. Пейзажи на его полотнах далеки от обычной в те годы академической эффектности, они глубоко лиричны, в них всегда как бы звучит гимн русской природе.

Большой заслугой Алексей Гавриловича является воспитание им целой плеяды художников, вошедших в историю русской живописи как «ученики школы Венецианова». Среди них был и племянник художника Михаил Спиридонович Эрасси. О начале его художественного образования известно лишь по письму А.Г.Венецианова комитету Общества поощрения художников, где о своем двадцатилетнем родственнике он пишет: «Этот молодой человек занимается у меня в деревне два года писанием с натуры и рисованием гипсов, у него нет пылкого дару, но любовь к искусству и прилежание примерны…» С 1846 года М.Эрасси занимался в классе пейзажной живописи профессора М.Н.Воробьева в Петербургской Академии художеств на правах вольноприходящего ученика. В 1852 году он получил звание классного художника и позже продолжал свое образование за границей.  Журнал «Современник» в середине прошлого века писал о нем как о художнике уже «с дарованием замечательным», который четыре года проучился в женевской мастерской видного мастера-пейзажиста Калама и не только усвоил манеру своего учителя, но и «дополнил все качества, составляющие полного художника: очищенный вкус, жизненность красок и согласие тонов при строгом рисунке и верности натуре». Далее отмечалось умение видеть природу, сочувствовать ей и вызывать сочувствие к ней у зрителя. В 1857 году М.Эрасси был удостоен звания академика, а в 1862-м – профессора пейзажной живописи. С начала 1870-х годов художник жил на Украине. Его талант раскрылся полностью уже после смерти А.Г.Венецианова, и работал он совершенно в иной манере, чем его первый учитель и знаменитый дядя. Прожив долгую жизнь и оставив значительное художественное наследие, М.Эрасси скончался в 1898 году. Не остался художник равнодушным к красоте северной природы и живописным городским пейзажам приморского города Выборга. В собрании Государственного Русского музея ныне находится его картина «Сельский вид близ Выборга». Она написана маслом на холсте в 1852 году, размер ее 91х85 см. Удостоенное золотой медали, это полотно экспонировалось в числе 422 работ на Большой выставке Академии художеств в октябре 1852 года рядом с картинами признанных уже мастеров А.П.Боголюбова и Л.Ф.Лагорио. Более десяти тысяч зрителей «перед ними теснились непроходимо в продолжении всей выставки – целый месяц». Говоря об этой картине, критическая печать того времени отмечала, что это «вид не эффектный, но удивительно верный природе», художник ничего «не предпринимал без предварительного совещания с нею». Всеобщее внимание привлекал нижний левый угол картины, где удачно были выполнены фигуры людей у избы и искусно написана созревающая рожь. Летом 1853 года художник принял заказ на картину «Панорама города Выборга». В 1854 году она была готова. Ныне картина находится в собрании художественного музея города Лахти (Финляндия). На первом плане в ней изображены выборжцы, прогуливающиеся на набережной близ Крепостного моста у замка. Они наблюдают за жизнью в порту, рассматривают прибывшие в город парусники[9].

Стоит отметить, что публицистические материалы Е.Е.Кеппа были посвящены и архитектуре, например статья «В старом замке» газеты «Выборгской коммунист» отмечаются некоторые моменты строительной биографии Выборгского замка (Авторы: Е.Кепп, искусствовед, А.Прокопенко, научный сотрудник Выборгского краеведческого музея).

В рубрике «Они были в Выборге» газеты «Выборгский коммунист» статью «Художник высокой страсти» Е.Е. Кепп посвятил Борису Ивановичу Пророкову – военному художнику. Красивым литературным слогом он пишет о жизни этого талантливого художника: «20 июня 1944 года части Советской Армии с боями вступили в Выборг. Но война еще продолжалась. Во время одного из налетов вражеской авиации на только что освобожденный город человек в военной форме, присев на прибрежные камни, занимался совсем необычным в условиях бомбежки делом. Он рисовал с натуры воздушный бой над Выборгским замком. Казалось, смельчак заговорен от осколков и пуль. Не обращая внимания на рев моторов, вой и грохот падающих бомб, он продолжал спокойно работать над рисунком. На белый лист быстро ложились уверенные штрихи и линии. Вдруг рядом взметнулся фонтан взрыва. Подобно тугой пружине, волна горячего воздуха бросила художника на землю. (Хорошо, что не в воду, это был бы конец). При таких обстоятельствах сильную контузию, ставшую впоследствии причиной тяжелой болезни, получил  Борис Иванович Пророков – военный художник, в то время консультант по вопросам наглядной агитации Главного политического управления Военно-Морского Флота»[10]. Пророков родился в 1911 году в Иваново-Вознесенске, с детских лет проявил талант и пристрастие к живописи. Работа в качестве художественного корреспондента в редакции «Комсомолки» и творческое общение с известным графиком Д.Моором послужили хорошей путевкой в жизнь, помогли Б.Пророкову стать острым и страстным публицистом, художником – трибуном и агитатором с большой и пламенной душой.

В 1938 году, уже зрелым мастером, он становится художественным редактором журнала «Крокодил», помещает на его страницах и свои злободневные карикатуры. Летом и осенью 1941 года он находился среди защитников Ханко и в подвале разбитого дома – редакции фронтовой газеты «Красный Гангут» он создает рисунки, поднимавшие боевой дух матросов. Судьба военного художника бросала Б.Пророкова с Балтики под Новороссийск, в блокированный Ленинград, под Выборг и Клайпеду, в поверженный Берлин и на форты Порт-Артура. Его многочисленные натурные зарисовки в походных альбомах представляли собой ценнейший документальный материал о героической борьбе советских людей и титанических жертвах, принесенных ими в Отечественной войне. Фронтовые зарисовки, карикатуры и плакаты составили первую персональную выставку художника «Балтика-Черное море» в феврале 1945 года. В послевоенное время творчество Б.Пророкова продолжает оставаться обоазцом смелого искания новых путей в решении выдвигаемых времени задач. В конце 1940 – начале 1950-х годов он создает две большие серии графических рисунков «Вот она – Америка!» и «За мир!». Вспоминая роковой взрыв бомбы в Выборге, художник писал ленинградскому поэту М.Дудину: «Ведь до смерти было не четыре шага, а четыре вершка, четыре секунды, и коль уж судьба даровала нам жизнь, не должны ли мы отдать ее всю борьбе за то, чтобы это никогда не повторилось». Выборгская контузия все чаще напоминала о себе: художника мучала непрерывная головная боль. Но вопреки требованиям медиков, он создает графическую серию «Это не должно повториться». В этой серии Б.Пророков смотрел на войну глазами женщин и детей. И именно она удостаивается Ленинской премии. Многочисленные письма подтверждали всенародное признание высокогражданственного искусства Б.Пророкова. Великолепным художественным документом против войны назвал десять листов этой сюиты мексиканский монументалист Д.Сикейрос. Но обострившаяся болезь надолго приковала художника к постели. Умер он в 1972 году. По словам искусствоведа Е.Е.Кеппа, память о художнике высокой страсти, как метко отзывался о нем Б.Полевой, сохранят и выборжцы. Не будет забыт и июньский день 1944 года, когда, в неосевшем еще дыму сражений, на башне Выборгского замка  взвился победный красный флаг, водруженный советским пехотинцем, артиллеристом и военным художником Борисом Пророковым»[11].

Отметим, что искусствоведческий анализ Е.Е.Кеппа характерен для советского искусствознания. Искусствовед рассказывает о жизненном пути и творчестве художника, кратко описывает картину. Искусствоведческие материалы Е.Е.Кеппа являются богатейшим кладезем. Это фундамент для современных исследований, позволяющих дополнить, качественно расширить историю отечественной живописи XIX- сер. XX вв.

Список использованной литературы

1.     Кепп Е.Е. Выборг. – Выборг: Фантакт, 1986.

2.     Кепп Е.Е. Кистью художника-самородка  // Выборгский коммунист. – 1983. – 20 июля.

3.     Кепп Е.Е. Кто из Верещагиных? // Выборгский коммунист. – 1983. – 25 марта.

4.     Кепп Е.Е. Племянник Венецианова // Выборгский коммунист. – 1983. – 17 декабря.

5.     Кепп Е.Е. Русский душою  // Выборгский коммунист. – 1984. – 25 февраля.

6.     Кепп Е.Е. Художник, ученый, археолог // Выборгский коммунист. – 1974. – 16 ноября.

7.     Культура Ленинградской области. Энциклопедия. Кепп Евгений Евгеньевич (1925-1997),ученый. [Электронный ресурс]. URL: http://www.enclo.lenobl.ru/object/1803556829?lc=ru



[1] © Мартынова А.Г.

[2] Культура Ленинградской области. Энциклопедия. Кепп Евгений Евгеньевич (1925-1997), ученый. [Электронный ресурс]. URL: http://www.enclo.lenobl.ru/object/1803556829?lc=ru

[3] Кепп Е.Е. Кистью художника-самородка  // Выборгский коммунист. – 1983. – 20 июля.

[4] Кепп Е.Е. Русский душою  // Выборгский коммунист. – 1984. – 25 февраля.

[5] Кепп Е.Е. Кистью художника-самородка  // Выборгский коммунист. – 1983. – 20 июля.

[6] Кепп Е.Е. Кистью художника-самородка  // Выборгский коммунист. – 1983. – 20 июля.

[7] Кепп Е.Е. Художник, ученый, археолог // Выборгский коммунист. – 1974. – 16 ноября.

[8] Кепп Е.Е. Кто из Верещагиных? // Выборгский коммунист. – 1983. – 25 марта.

[9] Кепп Е.Е. Племянник Венецианова // Выборгский коммунист. – 1983. – 17 декабря.

[10] Кепп Е.Е. Художник высокой страсти // Выборгский коммунист.

[11] Кепп Е.Е. Художник высокой страсти // Выборгский коммунист.