Биография Алвара Аалто

Алвар Аалто родился 3 февраля 1898 года в небольшом городке Куортане (Западная Финляндия). Его отец, по национальности финн, был инженером-геодезистом, мать-шведка – почтовым клерком. Семья Аалто считалась высокообразованной. Алвар был старшим из четырех детей.

Город Куортан утопал в зелени, был окружен озерами и представлял собой образец северной природной красоты.

Осенью 1903 года, когда Алвару исполнилось 5 лет, семья Йохана Хенрика Аалто переехала в Ювяскюля. Для этого, по меньшей мере, было две причины. В то время Ювяскюля  считался лучшим школьным городом для детей. Замечательной характерной чертой семьи Аалто было то, что нужды детей всегда шли впереди, и для взрослых было очевидным, что они должны организовать свою жизнь таким образом, чтобы развитие детей было наилучшим. С другой стороны, у отца в Ювяскюля было много знакомых и среди них несколько геодезистов, которые учились вместе с ним и которые оказали семье теплый прием.

В 1906 году в семье Аалто произошло несчастье. Йохан Хенрик потерял жену, а четверо детей свою мать. Сельма Матильда неожиданно заразилась менингитом, который и привел к смерти после нескольких дней болезни. Младшие дети не вполне понимали что случилось, но для Алвара, которому уже исполнилось восемь лет, эта потеря стала шоком, который он запомнил на всю жизнь. Отец Алвара Аалто во второй раз женился на сестре своей первой жены Флоре.

Любовь, безопасность, понимание, которое Алвар получил в свои ранние годы от двух своих матерей, и всей благожелательной семьи, дали ему такое ощущение защиты, что казалось, он никогда не сомневался в своих возможностях, заслуживающих особого внимания. У него не было необходимости выставлять себя, просить о понимании или путаться в разъяснениях, короче говоря, выставлять свою персону напоказ. Он принимал себя без всякой суеты и ожидал того же от других. В то же время, он выучил от своих друзей и семьи, что для человека самым большим счастьем является общение с другими людьми. Это является способом адаптации, понимания настроений других людей, их мыслей и предпочтений, это своего рода нахождение общего знаменателя.

Осенью 1916 юный Алвар окончил городской лицей, где любимым его предметом было рисование.

Выбрав карьеру архитектора, в тот же год Алвар поступил в Политехнический институт в Хельсинки – в то время единственное место в Финляндии, где обучали архитектуре. Одновременно он подрабатывал, публикуя статьи на темы искусства в местных газетах

Его первой известной работой стала реконструкция дома его родителей, проведенная зимой 1918-19 года. Дом (который вскоре был назван Маммула в честь прозвища его матери Мамму) первоначально состоял из пяти маленьких комнат и кухни внизу, а также одной спальни на чердаке. Аалто полностью переделал помещение  и спроектировал  веранду с двумя необычно расположенными несущими колоннами. Он также нарисовал цветной купон (узор) на потолке веранды со стороны озера вокруг текста на английском языке «мой дом моя крепость». Мать и отец с изумлением смотрели на это восхищенными  глазами, несмотря на то, что никто из них никогда не изучал английского.

Более значительное задание пришло Аалто в 1919 году, когда ему поручили спроектировать клуб для  очень активных защитников Алаярви. Здание было построено в 1921 году и стоит до сих пор, хотя и было частично перестроено. Это здание было спроектировано Аалто в 21 год, и ему еще предстояло учиться два года до получения диплома. Тот факт, что он получил эту работу, частично объяснялся тем, что не хватало квалифицированных архитекторов в этом сельскохозяйственном регионе и частично тем, что его отец занимал влиятельное положение.

В 1920 году, во время учебы в Хельсинки Аалто писал отцу « Я купил большой стол, по-настоящему огромный стол, который заполняет всю комнату. Это вселяет в меня уверенное чувство собственной значимости, когда я сижу за этим чертежным столом».

«Что такое белый стол? Нейтральная поверхность в соединении с человеком, настолько нейтральная, что может воспринять все что угодно в зависимости от человеческого воображения и мастерства. Белый стол настолько белый насколько он может им быть, на нем нет никаких рецептов, ни что не заставляет человека делать то или другое.  Другими словами это очень странные и уникальные взаимоотношения.

Творческий человек с восприимчивым инструментом, который привлекает его и вдохновляет на то, что должно получиться. Существует только совсем небольшое количество ситуаций в мире, где желание, умение и возможность реализовать воображаемые мысли сочетаются таким образом.

Белый стол моего детства был большим столом. И он все время увеличивался. Я сделал на нем работу моей жизни». Так писал Алвар Аалто о значении белого стола в его творческой жизни.

В свои студенческие годы  кроме архитектуры, Аалто проявлял активный интерес и к театру, рисованию и интерьерному декору. Среди  его сохранившихся архитектурных набросков, относящихся к 1921 году, есть чертежи нового здания театра в Хельсинки и увеличения сцены студенческого театра. А некоторые сохранившиеся проекты явно указывают на то, что он хотел бы принимать участие в работе и как дизайнер сцены. Значительное количество  работ маслом и акварелью и как минимум  одна скульптура Аалто, сохранившиеся с тех времен, говорят о его настоящих профессиональных амбициях.

Аалто проектировал мебель, светильники и интерьеры. Он даже основал вместе со своим другом Генри Эриксон маленькую мастерскую по дизайну интерьеров.

Вскоре Аалто принял на работу в свой офис молодую ассистентку Айно Марсио, уже профессионального архитектора. Айно придерживалась передовых взглядов и любила дальние поездки. Осенью 1924 они обвенчались и отправились в свадебное путешествие в Италию (через Швейцарию) с желанием исследовать архитектуру средиземноморья. Влияние этой поездки заметно в интерьере Рабочего клуба, разработанного Аалто.

Айно всегда умела чертить с исключительным мастерством, уверенностью и терпением. В этом она была прекрасным помощником своему мужу. У Айны было прекрасно развито чувство реальности и жизненных возможностей в противовес Алвару, который иногда высоко воспарял над земными обстоятельствами. Это позволило распределить роли таким образом, что Алвар мог представлять свое архитектурное видение, не ограничивая полет своей фантазии, т.к. он знал, что Айно возвратит его на землю.

Внешне они могли казаться странной парой – блестящий муж и сдержанная иногда угрюмая жена, но близкие друзья очень скоро научились уважать Айно за её независимые, рассудительные взгляды и более того, за её человеческую целостность.

Это не означало, что дорожки мужа и жены разошлись в разные стороны. Наоборот, они все обсуждали вместе, и Алвар очень доверял мнению Айно, даже в отношении сложных архитектурных проблем. Трудно себе представить более продуктивный симбиоз между очень независимыми людьми, чем тот, что был сформирован Алваром и Айной Аалто.

В Ювяскюля семья Аалто провела три счастливых года – у них родилась дочь, они участвовали во многих архитектурных конкурсах. В 1927 Алвар победил в конкурсе архитектурных проектов здания Юго-Западного финляндского агрокооператива и в конкурсе на проект здания библиотеки в Выборге, и семья переехала в Турку. Жизнь в этом старинном городе стала удачным периодом для Аалто. Вскоре в семье родился сын.

В 1920 году Аалто и Генри Эриксон получили возможность ассистировать Карлосу Линдбергу в проектировании павильона для первой национальной ярмарки в Финляндии.

Для того чтобы понять какое очаровательное впечатление эта ярмарка произвела на Аалто, впечатление, которое  повлияло на то, что вскоре он стал одним из самых способных и активных выставочных архитекторов, мы должны понимать то, какую роль они играли в обществе в то время. Первая национальная ярмарка Финляндии, которая мобилизовала внутреннюю культурную элиту, оценивалась, как манифестация вновь полученной независимости Финляндии.

Аалто мгновенно осознал, какие потенциальные возможности предоставляют эти мероприятия для экспериментальной архитектуры, поддерживающей связь с направлениями  социальных реформ. Это была экспериментальная площадка для новых технических решений, материалов и стилистических концепций. Это был передний фронт прогрессивного креативного искусства, потому как выставочная архитектура ограничивалась менее строгими правилами, чем здания постоянной постройки. Следующие десятилетия Аалто активно занимался выставочной архитектурой, начиная с дипломного проекта 1920 года, затем ярмарка в Тампере (1922) и Турку(1929).  Кульминацией стали павильоны Всемирной ярмарки в Париже в 1937 году и Нью Йорке в 1939 году.

Первые постройки Аалто отмечены влиянием неоклассицизма, но уже в конце 20-х годов он безоговорочно переходит на сторону рационалистической архитектуры, постепенно утверждающей свои позиции в северных странах Европы. Наиболее значительные работы, выполненные им до Второй мировой войны, включают: здание редакции газеты «Турун Саномат» в Турку (1929), Туберкулезный санаторий в Паймио (1933)-  одно из самых выдающихся произведений функционализма, выдвинувшее молодого архитектора в первые ряды европейского архитектурного авангарда,  библиотека  в Выборге (1935), показавшая такие типично аалтовские черты, как персональная концепция пространства и характерные приемы освещения через круглые фонари верхнего света. Достижения А.Аалто являются следствием определенного, очень четкого мировоззрения, основанного на пристальном внимании к человеческим потребностям.  

В 1933 с постройкой санатория в Паймио, личная репутация Аалто как современного архитектора перешагнула границы страны. Как член Международного конгресса современной архитектуры Аалто представил свои последние работы во Франкфурте (1929) и в Афинах (1933). Они привлекли внимание коллег со всего мира.

Переехав в 1933 году в Хельсинки, Алвар Аалто, Айно Аалто, Майре Гуллихсен и Нильс-Густав Хал создали фирму по производству мебели «Артек» (1935). Дизайн мебели Аалто разработал вместе с Айно и Отто Короненом (этот момент считается началом современного финского дизайна).  Продажи мебели в стиле модерн не заставили себя ждать

Не имея в тот период заказов в Хельсинки, Аалто начал проектировать собственный дом в столичном районе Мункиниеми, где семья жила в последнее время. Дом (который включал и помещения для офиса) был закончен осенью 1936 и стал предвестником к окончательному манифесту архитектурных идей Алвара Аалто. Последние он воплотил в проекте виллы Майреа, который он сделал для своих друзей Майры и Гарри Гуллихсен. Архитектура виллы объединила современные формы и материалы с традициями и стала началом нового направления. Выбор окружающей среды как отправной точки для проектирования зданий стал фирменным знаком Аалто. Он применил этот подход и к планированию социальных объектов, начиная с коммунальной фабрики Сунила.

После путешествий в США в 1938 и 1939 годах Аалто вплотную занялся проблемами стандартизации. Он стал разрабатывать обобщенные формы, которые можно было бы применить к различным условиям внешней среды. Свои разработки он применил при проектировании павильона Финляндии для Всемирной выставки в Нью-Йорке (1939). На ряд критических замечаний в прессе по поводу дизайна павильона патриарх американской архитектуры Франк Ллойд Райт кратко ответил: «Это работа гения». Ясно, что международная репутация Аалто сильно возросла.

После успеха в Нью-Йорке его захватило желание создать новый лучший мир для человека. Начало Второй мировой войны стало шоком для оптимистично настроенного архитектора. Чувство социальной ответственности заставило его искать новые подходы к обустройству послевоенной Финляндии. Аалто занялся вопросами городского планирования и развития строительной индустрии. Эти проблемы привели его в качестве приглашенного профессора в Массачусетский технологический институт. После окончания мировой войны Аалто проектирует свое первое здание за рубежом – студенческое общежитие МТИ. В этом проекте он продолжил поиски органической формы, прерванные войной. Новое здание позволило ему найти новые пути, чтобы использовать традиционный строительный материал – кирпич, для новых городских зданий.

Все это время жена Айно занималась интерьерами зданий, которые он проектировал. В январе 1949 Айно скончалась в результате осложнения, возникшего после болезни. Спасаясь от тяжести воспоминаний, Алвар полностью ушел в работу и много путешествовал.

После того, как Аалто выиграл несколько архитектурных конкурсов в Финляндии, он решил вернуться домой. Первым его объектом в Хельсинки стало здание Финской инженерной ассоциации. Здание штаб-квартиры Национального пенсионного института (1948), комплекс Технологического университета в Отаниеми (1949), общественный центр в Саюнатсало (1949), офисное здание Раутатало (1951), университет в Ювяскюля (1951) были важными объектами 1950-х, в которых Аалто соединил природную среду с городской.

В 1952 молодой архитектор Эльза-Кайса (Элисса) Мякиниеми стала его коллегой и второй женой. Экспериментальный дом в Мууратсало они построили как свою летнюю резиденцию. В этом проекте Аалто заново обратился к единению с природной средой, характерной для центральной Финляндии. Он экспериментировал с различными способами кирпичной кладки и сочетаниями цветов. Он стал писать красками и разработал дизайн своего катера, который назвал «Немо».

Вскоре Аалто нашел способ создавать из кирпичей строения любой формы. Его он использовал при строительстве культурного центра в Хельсинки в 1958. Свободно текущие линии здания воспроизводили оригинальную форму вазы, которую он разработал в 1936. Наряду с кирпичами различного цвета и формы, Аалто стал применять керамические полуцилиндры для отделки и как светоотражающие элементы. Например, для отделки стен национального пенсионного института.

В 1957 Аалто наградили золотой медалью Королевского института британской архитектуры, а в 1963 золотой медалью Американского института архитектуры. В своей лондонской речи, произнесенной по поводу вручения ему награды, Алвар Аалто сказал: «Мы должны создавать простые, удобные, недекоративные вещи… такие вещи, которые находятся в гармонии с существом человека, и которые вполне подходят маленькому человеку с улицы».

В 1958 Алвара Аалто избрали президентом Финской ассоциации архитекторов. На этом посту он пробыл 15 лет. В этот период молодые архитекторы часто критиковали Аалто за элитарность и вычурность его архитектурных решений. Несмотря на то, что Аалто отлично владел словом и пером, он не вступал в полемику, а занимался своими разработками. К концу 1950-х он выиграл множество конкурсов и получил немало творческих предложений. Например, городской холл в Кируне, музей искусства в Аалборге (1958), театр в Эссене (1959). В 1960-х он спроектировал городские центры в Сейнаёки и Рованиеми

Алвар много путешествовал с Элиссой, особенно часто в Швейцарию и Италию. Там они нашли новых друзей, вместе отдыхали на природе, Алвар много плавал. 1960-е принесли ему много различных призов, как в Финляндии, так и за рубежом. В 1963 Алвара Аалто избрали Президентом Академии Финляндии. На этом посту он оставался до 1968. В 1967-1971 по проекту Аалто был построен в Хельсинки знаменитый дворец «Финляндия». Здание из белого мрамора удачно вписано в городскую среду: один из его фасадов выходит на центральную магистраль, другой - открывается к городскому озеру.

Умер Аалто в Хельсинки 11 мая 1976. Спроектированный им Художественный музей в Ювяскюла (1973) позднее был посвящен памяти зодчего.